Битва, в которых сражались одновременно трое коронованных особ

4 августа 1578 года возле марокканской реки Лукос сошлись армии действующего султана Марокко Абу Арвана Абд Аль-Малика и бывшего султана Абу Абдаллы Мохаммеда, которого Аль-Малик за два года до этого сверг, а также - португальского короля Себастьяна, по глупости вписавшегося за Мохаммеда. За это Мохаммед обещал ему значительные преференции и территориальные уступки.

Битв, в которых сражались одновременно трое коронованных особ, в прошлом было не так уж мало, однако сложно вспомнить еще хотя бы одно сражение, в котором все трое монархов-участников, как писали в средневековых хрониках, "пали на траву". Мало того, в "битве трех королей" погиб не только 24-летний Себастьян и оба султана, но и практически вся мохаммедо-португальская армия.
Из 24 тысяч воинов этой интернациональной армии, в которую входили 6 тысяч марокканцев, 7 тысяч португальцев, 3 тысячи кастильских наемников, 2 тысячи - немецко-голландских ландскнехтов и 600 итальянских кондотьеров, спаслось всего примерно 100 человек. От восьми до девяти тысяч погибли или утонули в реке, пытаясь бежать, а остальные попали в плен.

Потери армии Аль-Малика составляли порядка трех тысяч человек, сам же он, согласно имеющимся данным, не погиб от вражеской сабли, стрелы или пули, а внезапно и скоропостижно умер во время битвы от какой-то неизвестной болезни, возможно, его просто хватил инфаркт или инсульт. Однако его брат Ахмад Аль-Мансур довел сражение до триумфального финала, а после - унаследовал марокканский трон.

Португалия же лишилась не только короля, не оставившего наследника, но и почти всей феодальной знати, чем не приминул воспользоваться испанский король Филипп-II, через полтора года легко присоединивший эту "обезглавленную" страну к своим владениям. В результате Португалия на 60 лет потеряла независимость и уже никогда больше не могла претендовать на статус великой державы. Зато она приобрела массу самозванцев, лже-Себстьянов, выдававших себя за чудесно спасшегося монарха, а также - новый сюжет национальной мифологии о грядущем возвращении прекрасного юного короля, который на самом деле был просто неопытным и неумным авантюристом.