8 августа 1915 г. во время Первой мировой войны 1914-1918 гг. началась Моонзундская операция

Моонзундская (ИРБЕНСКАЯ) операция 1915 г. (СРАЖЕНИЕ ЗА РИЖСКИЙ ЗАЛИВ), боевые действия русских Морских сил Рижского залива 26 июля (8 августа) – 8 (21) августа во время Первой мировой войны по отражению попыток прорыва германского флота в Рижский залив и минирования пролива Моонзунд.

Мероприятия по обороне Рижского залива, проведённые русским командованием весной и летом 1915 г., сорвали попытки германского флота форсировать Ирбенский пролив 21–23 мая (3–5 июня). Тогда германское командование перебазировало на Балтику из Северного моря значительные силы Флота открытого моря, сосредоточив там корабельную группировку, почти втрое превосходившую весь русский флот Балтийского моря.

Оперативное построение германских морских сил включало: 1) «силы прорыва» (семь линкоров-додредноутов, два броненосных и четыре малых крейсера, 24 эсминца, 35 тральщиков, минный заградитель и три брандера; вице-адмирал Э. Шмидт), которым предстояло прорваться в Рижский залив Ирбенским проливом, уничтожить находящиеся в заливе русские корабли, заградить минами южный выход из пролива Моонзунд, заблокировать гавань Пернова и произвести демонстративный обстрел Усть-Двинска; 2) силы оперативного прикрытия (восемь линкоров-дредноутов, три линейных и пять малых крейсеров, 32 эсминца, 13 тральщиков и три прорывателя заграждений; вице-адмирал Ф. Хиппер), которые должны были нанести артиллерийский удар по пункту базирования русских в Утэ, а случае выхода основных сил Балтфлота из Финского залива – нанести им поражение.

На операцию отводилось двое суток, общее командование возлагалось на Шмидта. Залив обороняло временное объединение Балтийского флота – морские силы Рижского залива (линкор «Слава», 36 эсминцев и миноносцев, четыре канонерские лодки, минный заградитель, девять подводных лодок и гидроавиатранспорт; капитан 1 ранга П.Л. Трухачев). Обе стороны использовали гидроавиацию, а немцы – и цепеллин.

16 июля (4 августа) германский флот начал оперативное развертывание, и около 4.00 20 июля (8 августа) тральщики приступили к проделыванию проходов в минных заграждениях Ирбенского пролива, однако после подрыва на минах малого крейсера «Thetis», эсминца и двух тральщиков приостановили траление.

Готовясь к новой фазе операции, германское командование перегруппировало силы и возложило задачу форсирования Ирбенского прорыва на более современные корабли – дредноуты «Posen», «Nassau» и четыре малых крейсера. В Либаве в качестве резерва были оставлены семь старых линейных кораблей, продолжительность операции возросла до пяти суток. Со своей стороны, русские выставили новые минные заграждения в Ирбенском проливе и усилили гарнизон о. Эзель. Командующий Балтийским флотом вице-адмирал В.А. Канин изменил организацию управления силами, подчинив всю сосредоточенную в Моонзундском районе разнородную группировку контр-адмиралу А.С. Максимову.

Утром 3 (16) августа германские тральщики под прикрытием тяжелых кораблей возобновили работу в Ирбенском проливе, однако столкнулись с эффективным противодействием артиллерии русских кораблей; один тральщик погиб на мине. В ночь на 4 (17) августа вице-адмирал Э. Шмидт направил в Рижский залив для уничтожения «Славы» эсминцы «V99» и «V100». Последние около 4.15 у Михайловского маяка вступили в бой с эсминцем «Новик» (капитан 2 ранга М.А. Беренс), в результате которого «V99» получил повреждения и, подорвавшись на двух минах, выбросился на берег. В тот же день немцы возобновили траление, при этом русские корабли, пытавшиеся противодействовать тральщикам, отступили к Моонзунду под огнем линкоров «Posen», «Nassau», добившихся трех попаданий в «Славу».

К 9.30 6 (19) августа германские «силы прорыва» вошли в Рижский залив. Оставшиеся в Усть-Двинске канонерские лодки «Сивуч» и «Кореец» попытались прорваться в Моонзунд, но около 21.00 были обнаружены у острова Кюно кораблями Шмидта. «Сивуч» (капитан 2 ранга П. Н. Черкасов), сражавшийся с сильнейшим противником до последней возможности, в 22.10 был потоплен, а «Кореец» смог выйти из боя, но на следующий день был взорван командой у мыса Мерис во избежание захвата противником. Крейсер «Bremen» обстрелял Аренсбург, а утром 7 (20) августа входной фарватер Пернова был закрыт тремя затопленными брандерами и минным заграждениям. Однако от решения главной задачи – заграждения минами пролива Моонзунд – Шмидту пришлось отказаться вследствие обнаружения корабельной минно-заградительной группы русскими дозорными эсминцами и их короткой перестрелки с крейсером «Pillau».

Сохранение минной опасности, угроза со стороны подводных лодок, ощутимое снижение боеспособности миноносцев и особенно тральщиков, недостаток топлива на тяжелых кораблях сил оперативного прикрытия привели Шмидта к решению оставить Рижский залив 8 (21) августа. Сыграло свою роль и повреждение линейного крейсера «Moltke» из группы Хиппера в результате торпедной атаки английской подводной лодки «Е1» (коммандер Н. Лоуренс) утром 6 (19) августа.

В ходе операции германский флот понес значительные потери: подорвались на минах и затонули 2 эсминца, 3 тральщика и прорыватель заграждений; повреждения получили линейные крейсера «Moltke» и «Von der Tann», два малых крейсера, два миноносца и тральщик. Убитыми и ранеными немцы потеряли 65 человек. Со стороны русских были потоплены две канонерские лодки, повреждены линкор «Слава» и три эсминца; около 150 человек убиты, ранены и попали в плен. Были уничтожены несколько малотоннажных грузовых судов и нанесен ущерб береговым объектам.

Цели операции германцами достигнуты не были, в последующем русский флот продолжал оказывать эффективное содействие войскам 12-й армии на рижском направлении. Неудача немцев была предопределена как несостоятельным оперативным замыслом (прорыв минной позиции в прибрежных водах противника силами исключительно флота был лишен оперативной целесообразности из-за невозможности удерживать захваченный район в течение оперативно значимого промежутка времени), так и целым рядом ошибочных тактических решений (недооценка значения минных заграждений в системе обороны Ирбенской позиции; неверное определение числа тральщиков, потребного для форсирования оборонительного заграждения в условиях противодействия русской корабельной артиллерии, и, как следствие, неправильное определение продолжительности операции; неудовлетворительная организация разведки, в первую очередь минной). Обоими противниками достаточно широко применялась авиация, которая впервые на Балтийском театре решала не только разведывательные, но и ударные задачи.