26 августа 1071 года состоялось сражение между турками-сельджуками и Византийской империей

26 августа 1071 года на территории Византии, близ города Манцикерт, состоялось сражение между турками-сельджуками и Византийской империей. Турки-сельджуки под предводительством султана Алп-Арслана нанесли поражение византийцам, и взяли в плен византийского императора Романа IV Диогена, который выкупил свою жизнь лишь за счёт части своих земель.

Битва под Манцикертом, 1071 г. одна из великих битв истории средних веков, закончилась оглушительным поражением византийской армии, что существенно повлияло на дальнейшую боеспособность Византийской империи. Император Роман 4 Диоген собрал огромные силы для освобождения восточных земель от турок сельджуков, которые недавно завоевали Армению и захватили крепость Манцикерт.

Точное количество войск с обеих сторон не известно. Понятно, что оно исчисляется десятками тысяч человек и что армия турок уступала византийцам. В составе византийского войска были отряды столичной тагматы, провинциальные войска, большое количество наемников и союзников. Норманнских (нормандских)) и немецких рыцарей, именуемых франками,  возглавлял известный наемник Русель де Бейль. Кроме франков были армяне, грузины, турки – узы, куманы и еще многие народности. Императора сопровождала варяжская стража. Остается открытым вопрос – какое количество в армии было комбатантов.  Турецкий султан Алп – Арслан имел несколько тысяч мамлюков и большое количество легких конных лучников.

Непосредственно перед сражением армия византийцев существенно уменьшилась. Некоторые отряды, в частности отряд  Русселя де Бейля, оказались далеко от места битвы, отряд турок перешел на сторону неприятеля. Вторую линию византийских войск увел за собой из боя Андроник Дука, один из претендентов на императорский престол. Свой лагерь Роман Диоген оставил без охраны. Противоречивые приказы и общая дезорганизованность армии дополняют причины поражения. Турки использовали стандартную тактику  конных лучников – обстрел, ложные отступления и засады, после чего добивали расстроенного и паникующего противника.

Никифор Вриенний, “Исторические записки”, кн.1

Битва под Манцикертом

“… Тут в совете предложено было два решения: выйти на войну, или держать войско внутри стана. Одни весьма умно полагали оставаться внутри ограды и обратно призвать полки от Хлеата; а льстецам показалось лучшим противное – потому ли, что они так и думали, сказать не могу, только советы худшие опять взяли верх. Итак, войска были выведены, турки наступали с силой и в большом количестве.  Произошло сражение, – и в бою пало много турок, а еще больше ромеев. Ранен был во многие места тела и сам Вриенний, но будучи искусен в воинском деле, сохранил в целости большую часть своей фаланги. Видя, что турки сильно нападают, василевс сам вывел войска, как бы для сражения, и построил их перед  оградой. Правое  крыло  вел  Алиат, каппадокиец, человек близкий к василевсу, левое – Вриенний, а серединой управлял сам василевс; начальство же над задней частью войска поручено было  сыну  кесаря, проэдру Андронику, командовавшему полками союзников и архонтов, человеку и  знатного рода, и отличному во всех отношениях; ибо он и по рассудительности был выще всех, и мужеством превосходил других, и хорошо знал воинское дело, но не очень был расположен к василевсу.

Видя, что василевс выстраивает войска не по фалангам и не по отрядам, и не желая попасть ромеям в руки, турки притихли. Султан, стоя где-то вдалеке, устраивал все нужное для войны, а самое дело битвы поручил евнуху, человеку у него весьма сильному, по имени Таранга, вверив ему значительнейшую часть войска. Таранга, разделив войско на много частей, устроил места засад, скрытно расположил в них отряды и приказал, обойдя ромейские полки со всех сторон, пускать в них стрелы. Ромеи, видя, что их лошади падают, вынуждены были нападать на врагов, и когда те намеренно обращались в бегство, преследовали их, таким образом, попадали в их засады и терпели много вреда.

Когда же василевс, желая за всех принять на себя всю беду, медленно пошел вперед в той надежде, где найдет фалангу турок, сразится с ней и тем окончит войну, – турки рассыпались во все стороны. Но потом, стремительно обратившись назад, с криком напали на ромеев и обратили в бегство правое крыло их. При этом отступило и заднее (арьергард) войско; а турки, окружив василевса, ударили на него со всех сторон. На защиту его устремилось было левое крыло, но не было допущено турками, которые, находясь в тылу принудили его к бегству. Будучи отрезан со всех сторон и лишен подкрепления, василевс обнажил меч на врагов, многих умертвил, а других заставил обратиться в бегство. Но окруженный множеством неприятелей, получил рану в руку и, узнанный, кто он такой, отовсюду охвачен был врагами.

При этом стрела поразила его коня, – и он, повалившись, уронил с собою и всадника. Таким образом, ромейский василевс (не знаю, по каким причинам так устроил божественный Промысел) делается пленником и связанный отводится к султану. При этом взята была в плен немалая часть и других военачальников; прочие же либо сделались добычей меча, либо спаслись бегством. Взяты были также – и весь лагерь, и царский шатер, и казна, и драгоценнейшие из царских знаков, между которыми находилась и знаменитая жемчужина, называвшаяся Сиротой. Спасшиеся   же   от пораженния рассеялись кто куда, спеша добраться до своей родины…”

В битве при Манцикерте византийская армия потеряла лучшие полки тагматы. От провинциального войска тоже мало что осталось и вскоре византийская армия стала опираться в основном на наемников. Роман Диоген был отпущен султаном, потерял восточные провинции и был свергнут с престола и захвачен Андроником Дукой. Тем самым, который предал Романа под Манцикертом.