"Любо, братцы, любо"

Первоначально песня, вероятно, посвящена сражению донских казаков с ногайцами в 1783 году.

Как на дикий берег, да на Чёрный Ерик,
Выгнали татары сорок тысяч лошадей…

Сорокатысячное количество лошадей объясняется традиционно тем, что в ногайском войске каждый всадник 16-тысячного войска вёл по две «заводные лошади».

Скорее всего, эта версия не соответствует действительности, а речь в песне идёт о совсем другой войне.

В конце Русско-турецкой войны, в 1774 году, Матвей Иванович Платов (1753—1818), будущий легендарный атаман Всевеликого войска Донского, а в то время ещё полковник, вёл один из полков донских казаков (штатный состав полка — 501 человек) в авангарде обоза с беженцами, уходившими с Кубани, и продовольствием для снабжения русских войск на Кавказской линии. Командиром второго авангардного казачьего полка был полковник Степан Ларионов. Возглавлял обоз полковник Бухвостов.


В степи у реки Калалах (в переводе с тюркского — Великая Грязь) транспорт подвергся внезапному нападению объединённых ногайской и крымскотатарской орд численностью в 10 тысяч всадников. Каждый всадник вёл ещё по три «заводные» (то есть в поводу) лошади (одну сменную верховую и две вьючные), так как при набегах ни ногайцы, ни татары, так же как и донские казаки, обозов не использовали.

И первоначально песня начиналась следующими словами:

На Великой Грязи, там где Чёрный Ерик,
Татарва нагнала сорок тысяч лошадей. (или по другой версии: Выгнали ногаи сорок тысяч лошадей.)
И взмутился Ерик, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей!

Поставив традиционный для казачьей тактики обороны гуляй-город из телег с мешками с мукой, тысяча казаков двое суток держала активную оборону. После ружейных залпов, для того чтобы дать оборонявшимся время на перезарядку ружей, казаки бросались врукопашную. И дождались подмоги — «С нашим атаманом не приходится тужить!» Донские казаки третьего арьергардного полка, возглавляемого полковником Уваровым, не дожидаясь эскадронов ахтырских гусар и драгун, двигавшихся с обозом, первыми устремились на выручку полкам Платова и Ларионова. 300 казаков с пиками наперевес «лавой» атаковали татар и ногайцев с тыла, чем вызвали у врага панику. Многотысячное войско Давлет Гирея было рассеяно. На берегу ерика остались лежать «порубанными и пострелянными» более 500 басурман. Русские казаки потеряли убитыми 82 человека и треть лошадей.

Жена погорюет — выйдет за другого!
За моего товарища, забудет про меня!

П. С. Кирсанов, друг М. И. Платова, пал в бою. А его вдова Марфа Дмитриевна (в девичестве Мартынова) — вышла за Платова. Первая жена Платова — Надежда Степановна (в девичестве Ефремова) (1751) родила в 26 лет, имя рождённого сына — Иван Матвеевич Платов. Сын же П. С. Кирсанова — Кирсан (Хрисанф) Павлович Кирсанов, воспитанный М. И. Платовым, впоследствии — командир легендарного Атаманского имени Атамана графа Платова казачьего полка.

В связи с Кавказской войной место действия песни и атакующая сторона изменились:

Как на грозный Терек
Да на высокий берег
Ехали казаки,
Сорок тысяч лошадей.

Сюжет близок к более древней песне «Чёрный ворон»: смертельно раненый в бою казак прощается с жизнью.