“Периметр” и её американский аналог “Operation Looking Glass”

Отечественная систем «Периметр», известная в США и Западной Европе как «Мёртвая рука», представляет собой комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом. Система была создана еще в Советском Союзе в самый разгар холодной войны. Основное ее предназначение — гарантированное нанесение ответного ядерного удара даже в том случае, если командные пункты и линии связи РВСН полностью уничтожены или блокируются противником.

С развитием ядерного оружия чудовищной мощности принципы ведения глобальной войны претерпели серьезные изменения. Всего одна ракета с ядерной боеголовкой на борту могла поразить и уничтожить командный центр или бункер, в котором располагалось высшее руководство противника. Здесь следует рассматривать, прежде всего, доктрину США, так называемый «обезглавливающий удар». Именно против такого удара советскими инженерами и учеными и создавалась система гарантированного ответного ядерного удара. Созданная в годы холодной войны система «Периметр» заступила на боевое дежурство в январе 1985 года. Это очень сложный и большой организм, который был рассредоточен по советской территории и постоянно держал под контролем множество параметров и тысячи советских боеголовок. При этом для уничтожения такой страны как США вполне достаточно примерно 200 современных ядерных зарядов.


К разработке системы гарантированного ответного удара в СССР приступили еще и потому, так как стало понятно, что в будущем средства радиоэлектронной борьбы будут лишь непрерывно совершенствоваться. Возникала угроза, что они со временем смогут блокировать штатные каналы управления стратегическими ядерными силами. В этой связи нужен был надежный резервный способ связи, который гарантировал бы доведение команд о старте на все пусковые установки ядерных ракет.

Появилась идея использовать в качестве подобного канала связи специальные командные ракеты, которые вместо боеголовок несли бы мощную радиопередающую аппаратуру. Пролетая над территорией СССР, подобная ракета передавала бы команды на запуск баллистических ракет не только на командные пункты соединений РВСН, но и непосредственно на многочисленные пусковые установки. 30 августа 1974 года закрытым постановлением советского правительства была инициирована разработка такой ракеты, задание было выдано КБ «Южное» в городе Днепропетровске, данное КБ специализировались на разработке межконтинентальных баллистических ракет.

Система ответного ядерного удара «Периметр»
Командная ракета 15А11 системы «Периметр»

Специалисты КБ «Южное» взяли за основу МБР УР-100УТТХ (по натовской кодификации — Spanker, рысак). Специально созданную для командной ракеты головную часть с мощным радиопередающим оборудованием спроектировали в Ленинградском политехническом институте, а ее выпуском занялось НПО «Стрела» в Оренбурге. Для прицеливания командной ракеты по азимуту применялась полностью автономная система с квантовым оптическим гирометром и автоматическим гирокомпасом. Она была в состоянии рассчитать необходимое направление полета в процессе постановки командной ракеты на боевое дежурство, данные расчеты сохранялись даже в случае ядерного воздействия на пусковую установку подобной ракеты. Летные испытания новой ракеты стартовали в 1979 году, первый пуск ракеты с передатчиком был успешно выполнен 26 декабря. Проведенные испытания доказали успешное взаимодействие всех компонентов системы «Периметр», а также способность головной части командной ракеты выдерживать заданную траекторию полета, вершина траектории находилась на высоте 4000 метров при дальности 4500 километров.

В ноябре 1984 года запущенная из-под Полоцка командная ракета сумела передать команду на запуск шахтной пусковой установке в районе Байконура. Взлетевшая из шахты МБР Р-36М (по натовской кодификации SS-18 Satan) после отработки всех ступеней успешно поразила головной частью цель в заданном квадрате на полигоне Кура на Камчатке. В январе 1985 года система «Периметр» была поставлена на боевое дежурство. С тех пор данная система несколько раз модернизировалась, в настоящее время в качестве командных ракет используются уже современные МБР.

Командные посты данной системы, по всей видимости, являются сооружениями, которые аналогичны стандартным ракетным бункерам РВСН. Они оснащены всей необходимой для работы контрольной аппаратурой, а также системами связи. Предположительно они могут быть интегрированы с пусковыми установками командных ракет, но, скорее всего, разнесены на местности на достаточно большое расстояние для обеспечения лучшей выживаемости всей системы.

Единственным широко известным компонентом системы «Периметр» являются командные ракеты 15П011, они имеют индекс 15А11. Именно ракеты являются основой системы. В отличие от других межконтинентальных баллистических ракет они должны лететь не в сторону противника, а над Россией, вместо термоядерных боеголовок они несут мощные передатчики, рассылающие команду запуска всем имеющимся боевым баллистическим ракетам различного базирования (на них имеются специальные приемники команд). Система является полностью автоматизированной, при этом человеческий фактор в ее работе был минимизирован.

Решение о старте командных ракет принимает автономная контрольно-командная система — очень сложный программный комплекс на основе искусственного интеллекта. Данная система получает и анализирует огромный объем самой разной информации. Во время боевого дежурства подвижные и стационарные центры управления на огромной территории постоянно оценивают массу параметров: уровень радиации, сейсмическую активность, температуру воздуха и давление, контролируют военные частоты, фиксируя интенсивность радиообмена и переговоров, следят за данными системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), а также контролируют телеметрию с постов наблюдения РВСН. Система отслеживает точечные источники мощного ионизирующего и электромагнитного излучения, которое совпадает с сейсмическими возмущениями (свидетельство ядерных ударов). После анализа и обработки всех поступающих данных система «Периметр» в состоянии автономно принять решение о нанесении ответного ядерного удара по противнику (естественно, боевой режим могут активировать и первые лица Минобороны и государства).

К примеру, если система обнаружит множественные точечные источники мощного электромагнитного и ионизирующего излучения и сопоставит их с данными о сейсмических возмущениях в тех же местах, она может прийти к выводу о массированном ядерном ударе по территории страны. В таком случае, система сможет инициировать ответный удар даже в обход «Казбека» (знаменитый «ядерный чемоданчик»). Другой вариант развития событий — система «Периметр» получает от СПРН информацию о пусках ракет с территории других государств, руководство России переводит систему в боевой режим работы. Если через определенное время не придет команды на отключение системы, она сама начнет запуск баллистических ракет. Данное решение позволяет исключить человеческий фактор и гарантирует нанесение ответного удара по противнику даже при полном уничтожении пусковых расчетов и высшего военного командования и руководства страны.

По словам одного из разработчиков системы «Периметр» Владимира Ярынича, она также служила страховкой от принятия высшим руководством государства поспешного решения об ответном ядерном ударе на основе непроверенной информации. Получив сигнал от СПРН, первые лица страны могли запустить систему «Периметр» и спокойно ждать дальнейшего развития событий, пребывая при этом в абсолютной уверенности в том, что даже при уничтожении всех, кто обладает полномочиями на отдачу приказа об ответной атаке, удар возмездия не удастся предотвратить. Таким образом, полностью исключалась возможность принятия решения об ответном ядерном ударе в случае недостоверной информации и ложной тревоги.

Правило четырех если

По словам Владимира Ярынича, он не знает надежного способа, который смог бы вывести систему из строя. Контрольно-командная система «Периметра», все ее датчики и командные ракеты спроектированы с учетом работы в условиях настоящего ядерного нападения противника. В мирное время система пребывает в спокойном состоянии, можно сказать находится во «сне», не переставая при этом анализировать огромный массив поступающей информации и данных. При переводе системы в боевой режим работы или в случае получения сигнала тревоги от СПРН, РВСН и иных систем запускается мониторинг сети датчиков, которые должны обнаружить признаки произошедших ядерных взрывов.

Перед запуском алгоритма, который предполагает нанесение «Периметром» ответного удара система проверяет наличие 4-х условий, это и есть «правило четырех если». Во-первых, проверяется произошло ли действительно ядерное нападение, система датчиков анализирует ситуацию на предмет ядерных взрывов на территории страны. После этого проверяется наличием связи с Генеральным штабом, если связь есть, система через некоторое время отключается. Если Генштаб никак не отвечает, «Периметр» запрашивает «Казбек». Если и здесь нет ответа, искусственный интеллект передает право принятия решения об ответном ударе любому человеку, находящемуся в командных бункерах. Только после проверки всех этих условий система начинает действовать сама.

Американский аналог «Периметра»

Во время холодной войны американцами был создан аналог российской системы «Периметр», их дублирующая система получила название «Operation Looking Glass» (Операция Зазеркалье или просто Зазеркалье). Она была введена в действие уже 3 февраля 1961 года. Основой системы стали специальные самолеты — воздушные командные пункты Стратегического Авиационного Командования США, которые были развернуты на базе одиннадцати самолетов Boeing EC-135C. Данные машины непрерывно находились в воздухе на протяжении 24 часов в сутки. Их боевое дежурство продолжалось 29 лет с 1961 года по 24 июня 1990 года. Самолеты посменно вылетали в различные районы над Тихим и Атлантическим океаном. Работающие на борту данных самолетов операторы контролировали обстановку и дублировали систему управления американскими стратегическими ядерными силами. В случае уничтожения наземных центров или вывода их из строя иным путем, они могли продублировать команды на нанесение ответного ядерного удара. 24 июня 1990 года непрерывное боевое дежурство было прекращено, при этом самолеты оставались в состоянии постоянной боевой готовности.

В 1998 году на смену Boeing EC-135C пришли новые самолеты Boeing E-6 Mercury — самолеты управления и связи, созданные корпорацией Boeing на базе пассажирского самолета Boeing 707-320. Данная машина предназначена для обеспечения резервной системы связи с атомными подводными лодками с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) ВМС США, также самолет может использоваться, как воздушный командный пост объединенного стратегического командования ВС США (USSTRATCOM). С 1989 по 1992 год американские военные получили 16 таких самолетов. В 1997-2003 годах они все прошли модернизацию и сегодня эксплуатируются в версии E-6B. Экипаж каждого такого самолета состоит из 5 человек, помимо них на борту находится еще 17 операторов (всего 22 человека).

В настоящее время данные самолеты производят полеты в целях обеспечения нужд Минобороны США в Тихоокеанской и Атлантической зонах. На борту самолетов находится внушительный комплекс необходимого для работы радиоэлектронного оборудования: автоматизированный комплекс управления пусками МБР; бортовой многоканальный терминал спутниковой системы связи «Милстар», который обеспечивает связь в миллиметровом, сантиметровом и дециметровом диапазонах; комплекс сверхдлинноволнового диапазона повышенной мощности, предназначенный для связи со стратегическими атомными подводными лодками; 3 радиостанции дециметрового и метрового диапазона; 3 радиостанции УКВ-диапазона, 5 радиостанций КВ-диапазона; автоматизированная система управления и связи УКВ-диапазона; приемная аппаратура слежения в чрезвычайных обстоятельствах. Для обеспечения связи со стратегическими подводными лодками, носителями баллистических ракет в сверхдлинноволновом диапазоне используются специальные буксируемые антенны, которые могут выпускаться из фюзеляжа самолета непосредственно в полете.

Эксплуатация системы «Периметр» и ее текущий статус

После постановки на боевое дежурство система «Периметр» работала и периодически использовалась в рамках проведения командно-штабных учений. При этом командный ракетный комплекс 15П011 с ракетой 15А11 (на базе МБР УР-100) находился на боевом дежурстве вплоть до середины 1995 года, когда в рамках подписанного соглашения СНВ-1 он был снят с боевого дежурства. По утверждению журнала Wired, который издается в Великобритании и США, система «Периметр» функционирует и готова нанести ответный ядерный удар в случае нападения, статья была опубликована в 2009 году. В декабре 2011 года командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев отметил в интервью журналистам «Комсомольской правды», что система «Периметр по-прежнему существует и находится на боевом дежурстве.

Защитит ли «Периметр» от концепции глобального неядерного удара

Разработка перспективных комплексов мгновенного глобального неядерного удара, над которыми работают американские военные, в состоянии разрушить сложившийся баланс сил в мире и обеспечить стратегическое доминирование Вашингтона на мировой арене. Об этом представитель Министерства обороны России говорил во время российско-китайского брифинга по вопросам ПРО, который состоялся на полях первого комитета Генассамблеи ООН. Концепция быстрого глобального удара предполагает, что американская армия в состоянии нанести разоружающий удар по любой стране и любой точке планеты в течение одного часа, используя для этого свои неядерные вооружения. Основными средствами доставки боезарядов в этом случае могут стать крылатые и баллистические ракеты в неядерном оснащении.

Журналист АиФ Владимир Кожемякин поинтересовался у Руслана Пухова директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), насколько американский мгновенный глобальный неядерный удар угрожает России. По словам Пухова, угроза такого удара очень значительна. При всех российских успехах с «Калибрами», наша страна делает лишь первые шаги в данном направлении. «Сколько всего таких «Калибров» мы можем запустить в одном залпе? Допустим, несколько десятков штук, а американцы — несколько тысяч «Томагавков». Представьте себе на секунду, что к России летит 5 тысяч американских крылатых ракет, огибая рельеф местности, а мы их даже не видим», — отметил специалист.

Все российские станции дальнего радиолокационного обнаружения фиксируют лишь баллистические цели: ракеты, которые являются аналогами российских МБР «Тополь-М», «Синева», «Булава» и т.п. Мы можем отследить ракеты, которые поднимутся в небо из шахт, расположенных на американской территории. В то же время, если Пентагон отдаст команду на запуск крылатых ракет с борта своих подводных лодок и кораблей, расположенных вокруг России, то они вполне смогут стереть с лица земли ряд стратегических объектов первостепенного значения: в том числе высшее политическое руководство, штабы управления.

На данный момент мы почти беззащитны против такого удара. Конечно, в Российской Федерации существует и действует система двойного резервирования, известная как «Периметр». Она гарантирует возможность нанесения ответного ядерного удара по противнику при любых обстоятельствах. Не случайно в США ее обозвали «Мёртвая рука». Система сможет обеспечить запуск баллистических ракет даже при полном уничтожении линий связи и командных пунктов российских стратегических ядерных сил. По США все равно будет нанесен удар возмездия. В то же время само наличие «Периметра» не решает проблему нашей уязвимости перед «мгновенным глобальным неядерным ударом».

В этой связи работы американцев над подобной концепцией, конечно же, вызывают опасение. Но американцы не самоубийцы: пока они отдают себе отчет в том, что имеется хотя бы десятипроцентный шанс на то, что Россия сможет ответить, их «глобальный удар» не состоится. А ответить наша страна в состоянии лишь ядерным оружием. Поэтому необходимо принимать все необходимые меры противодействия. Россия должна получить возможность увидеть запуск американских крылатых ракет и отреагировать на него адекватно неядерными средствами сдерживания, не развязывая при этом ядерную войну.

Да уж, беззащитны. Директор аналитического центра... Про Сирию не слышал.