12-летний десантник Петр Крылов сражался вместе с петергофским десантом

Когда началась война - никто из подростков не испугался.

В сентябре 1941 года вокруг Ленинграда сложилась катастрофическая ситуация. Танковые соединения фашистов прорвались к побережью Невской губы на участке Петергоф-Урицк. Оборонявшие побережье Финского залива части оказались блокированными. Командующий Ленинградским фронтом генерал Жуков приказал провести наступательную операцию, чтобы оттеснить врага от побережья. В период с 3 по 8 октября 1941 года в районе Нового Петергофа и Стрельны был высажен тактический морской десант, который сегодня эксперты называют «смертниками».

Всего было 5 групп, практически все участники тех событий погибли. Но один из них - Пётр Александрович Крылов, жив, сегодня ему 85 лет.

На велосипеде - в батальон

- В 1941 году мне было всего 12 лет, но не подумайте, что я был мальчишкой-шалопаем, - рассказывает Пётр Александрович. - Мы, дети военных лет, были взрослыми не по годам. Государство с малых лет приучало нас быть самостоятельными, ответственными, и когда началась война - никто из подростков не испугался.
Пётр Крылов учился в 418-й школе Петергофа. Тогда во всех школах мальчишки участвовали в военной подготовке «На штурм»: ходили строем, учились обращаться с оружием, изучали тактику и стратегию. И к такому повороту событий были готовы.

- У меня был велосипед «Энфилд», поэтому меня уже в июле взяли в истребительный батальон. Ополченцы и регулярные войска пытались создать преграду фашистам на Лужском рубеже. А я был посыльным, «летал» по всему фронту на своём велосипеде и развозил срочные донесения.

Тогда у нашего героя случилась первая встреча с фашистами. Парень ехал с очередным донесением и неожиданно нарвался на нескольких немцев-десантников, переодетых в гражданскую одежду.

- Страха не было, только ненависть, - вспоминает Пётр Александрович. - Фашисты меня поймали, отобрали документы, пытались узнать расположение наших войск. А когда поняли, что выведать у меня ничего не удастся, ударили ножом в шею.

Он показывает шрам на шее, след от которого так и остался навсегда. К счастью, молодой организм выдержал ранение, после нескольких дней в госпитале подросток снова убежал на фронт.

- Потом мы с одноклассниками попали в окружение на Лужском рубеже. Я был командиром нашего небольшого мальчишеского отряда, как в игре «На штурм».

У нас даже было оружие! Мы ползали по линии фронта и собирали трёхлинейки. Договорились, что будем прорываться в Петергоф и несколько дней незаметно, чтобы не нарваться на фашистов, пробирались туда. Одну из ночей провели в маленькой деревушке. Утром я выглядываю в окно и вижу, что из соседнего домика выходит румяный, упитанный фашист! До сих пор стоит перед глазами изображение орла со свастикой на его майке. Недолго думая, достал винтовку и выстрелил. Фашист упал, как подкошенный. Что тут началось, мы еле унесли ноги из той деревни.

Моряки не сдаются!

В Петергофе ребята разбрелись в поисках родственников, а Пётр встретил матросов-десантников, которые только что высадились на побережье. Казалось бы, взрослые солдаты должны были отправить мальчишку искать родителей, сказать «мальчик, иди отсюда», но нет, на войне каждый штык в цене!

- Тем более у меня была собственная трёхлинейка! Помню, десантники тогда были вооружены винтовками СВТ - барахло, они постоянно заедали. Поэтому они бросали стволы и разыскивали среди убитых трёхлинейки. Мы окопались вокруг Петергофского дворца, выдержали несколько ожесточённых атак. В одной из них мне удалось поджечь немецкий танк БТ2Т. Одно из самых ярких воспоминаний, как фашисты подогнали к нашим позициям машину с громкоговорителем и стали призывать десантников сдаться. Мы рванули в атаку, отбили автомобиль и заставили диктора кричать в микрофон «Моряки не сдаются!»

А потом началась жесточайшая атака фашистов-карателей. Их задача была скинуть десант в Балтику.

Моряки сражались до последнего патрона, до последнего человека. Пётр Крылов бился наравне со взрослыми, с оружием в руках. Благодаря пяти группам Петергофского десанта фашисты не смогли перекинуть стратегические силы для атаки на Москву. Взрослые мужики прекрасно понимали, что из окружения не вырваться, что все они погибнут. И военные решили спасти пацана, выгнали его, хотя Пётр и не хотел уходить. Сейчас трудно поверить, но наш 12-летний герой сумел прорваться через окружение и два месяца ночами шёл пешком в Тверскую область, куда была эвакуирована его мама!

- А что, дошёл потихоньку, прекрасно ориентировался, - улыбается Пётр Александрович. - Пришёл к маме и сразу меня взяли на работу в фронтовой обоз. Возил на фронт продукты, снаряды.

В конце войны повзрослевший парень поступил в ремесленное училище, а позже в Ленинградское военно-морское училище. Закалка военных лет пригодилась, Пётр Александрович дослужился до капитана 1-го ранга, был командиром подводных лодок. При этом ветеран не имеет ни статуса участника Великой Отечественной войны, ни награды за участие в Петергофском десанте. Но на судьбу не ропщет.

- Я прошёл школу на всю жизнь, хотя не дай Бог сегодня никому её получить. Жив, и хорошо. Жаль только, что государство вспоминает о нас редко, лишь по большим праздникам.