Эра товарища Си

Китай решил стать могущественной сверхдержавой и научить мир жить по-новому

Следованию западным моделям должен быть положен конец, Китай должен стать могущественным, счастливым и экологически безопасным, а идеи Си Цзиньпина должны быть формально вписаны в официальный устав компартии. Все эти постулаты были провозглашены на закрывшемся накануне XIX съезде Коммунистической партии Китая (КПК). Какие цели поставила перед собой одна из самых могущественных держав земного шара и как она планирует перестроить мир?

Мао, Дэн, Си

«Идеи Си Цзиньпина новой эпохи социализма с китайской спецификой», — именно замыслы нынешнего генерального секретаря, закрепленные в уставе партии, должны стать в будущем руководящей и направляющей линией для Китая.


Официальная канонизация замыслов генсека стала делом небывалым. Всего за пять лет пребывания у власти Си выдвинул собственные «руководящие идеи» и добился того, что они названы его именем. Помимо идей Си в теоретический арсенал Компартии входят марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна — основателя современного китайского государства — и теория Дэн Сяопина, который модернизировал страну.

Главная особенность «идей Си Цзиньпина» не в том, что они получили имя партийного лидера, которое теперь вписано в устав после Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина. Замыслы нынешнего генерального секретаря соответствуют им по масштабу и широте, что отличает их от более узких и частных «идей тройного представительства» Цзян Цзэминя и «научного взгляда на развитие» Ху Цзиньтао. «Идеи Си» вобрали в себя множество политических концепций и лозунгов, выдвинутых китайским лидером за минувшие пять лет, которые определят судьбу страны в будущем.

Появилось и другое видимое свидетельство личного могущества Си. В соответствии с неформальными правилами, руководство Китая меняется раз в десять лет. И за пять лет до смены власти преемники высших руководителей — генерального секретаря и премьер-министра — вводятся в состав Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК.

В этот раз ничего такого не было: в Постоянном комитете нет ни одного человека, возраст которого позволил бы ему претендовать на роль преемника Си Цзиньпина. Многие эксперты считают, что нынешний генсек, благодаря небывалому укреплению собственной власти, может пойти на нарушение неформальных правил и, вопреки обычаю, остаться на третий срок — до 2027 года.

Даже если этого не произойдет и в течение ближайших пяти лет у нынешнего лидера появится признанный преемник, неформальное влияние Си на китайскую политику в 2020-е останется очень большим.

Ненужный ветер с Запада

Сегодня китайское руководство понимает, что страна стала сильной и экономически (успех Китая в этой сфере поддерживает развитие мировой экономики в целом), и в военной сфере. Пекин активно продвигает собственную модель международных отношений, основанных на равноправии, отказе от идеологической и геополитической конфронтации, признании общности интересов.

На протяжении десятков лет Китай активно учился и перенимал достижения других стран. В начале ХХ века китайская интеллигенция поклонялась западной науке и демократии, во второй его половине китайские коммунисты скопировали советскую модель, а потом успешно преодолели ее недостатки, обратившись в годы реформ к развитию рыночной экономики и глобализации.

Западные эксперты были уверены в том, что рынок и процветание неизбежно приведут Китай к отказу от однопартийной системы и переходу к западной модели, однако этого не произошло.

Пророчества скорого краха Китая из-за отказа от экономических свобод и возвращения к ленинизму как жесткой форме политического контроля пока не находят подтверждения. Укрепление политической вертикали никак не повредило ценимым китайцами рыночным свободам, напротив — эти свободы неуклонно расширяются и получают правовое оформление.

В этом свете наиболее примечательным постсъездовским кадровым решением стало введение в состав Постоянного комитета Политбюро Ван Хунина. До середины 1990-х он был влиятельным политологом, занимался проблемами международных отношений в университете Фудань в Шанхае. В 1995 году он возглавил кабинет изучения политики при ЦК КПК, после чего превратился в загадочную непубличную фигуру теневого политического советника.

Ван занимался теорией «нового авторитаризма» и отстаивал необходимость укрепления политической власти ради успешного проведения экономических реформ. Похоже, ныне эта идеология сильно импонирует Си Цзиньпину.

Очевидно, что централизация партийной власти и активная идеологическая работа уже не дадут скрыть тот факт, что путь развития Китая не ведет к западной модели и «всеобщим ценностям». Более того, Си Цзиньпин, к раздражению иностранных обозревателей, открыто заявил: Китай готов поделиться своей «мудростью» и «планами» развития с другими странами.

Сверхдержава на Востоке

«Наступает новая эпоха, когда наша страна с каждым днем приближается к центру мировой сцены, непрерывно вносит все более значительный вклад в дела человечества», — объявил Си Цзиньпин во время выступления, поставив перед партией и правительством цель сделать из Китая могущественную мировую державу. Ключ — в мелочах формулировок. На прошлом XVIII съезде цель звучала так: нужно построить «сильное, богатое, демократическое цивилизованное, гармоничное, модернизированное социалистическое государство».

Теперь в конце вместо слова «государство» появилось слово «держава», в буквальном значении входящих в него иероглифов — «сильное государство». Повторение иероглифа «сила» вряд ли произошло по недосмотру — это отражает осознание смены эпох в развитии Китая.

Мао Цзэдун помог стране встать на ноги, добиться независимости. Дэн Сяопин и его преемники сделали Китай богатым. Теперь пришел черед Си Цзиньпина: ему суждено сделать Китай могущественным мировым игроком, ни в чем не уступающим другим ведущим странам. Он понимает, что Китай не сможет добиться этого путем копирования западных образцов.

К окружающему миру обращен тезис о «создании сообщества судьбы человечества». Он связан с лозунгом «китайской мечты», который Си Цзиньпин провозгласил сразу после прихода к власти в 2012 году.

Официальная трактовка, представленная на съезде, гласит, что мечта китайского народа тесно связана с мечтами народов всех стран, а осуществление «китайской мечты» возможно только в мирной обстановке на планете и при стабильности мирового порядка.

Китай обещает продолжать движение по пути мира и развития, открыто опираться на принцип выгоды, отвергать идеологические распри и практиковать правильный взгляд на выгоду и справедливость. В Пекине хотят продвигать сотрудничество цивилизаций, заботиться об экологии, строить мир во всем мире и беречь существующий международный порядок.

Богатство внутри

Помимо внешнеполитического влияния, важная роль отводится и благосостоянию обычных китайцев. На съезде было подтверждено, что к 2020 году в стране будет построено «общество малой зажиточности», и в Китае не останется бедняков, живущих менее чем на 1,17 доллара в день.

С 2020-го по 2035 годы предполагается «осуществить базовую социалистическую модернизацию». С 2035-го до середины века к столетнему юбилею со времени образования КНР обещано построить «сильную модернизированную державу».

«Идеи Си» во внутренней политике призывают развивать механизмы демократии и управлять страной на основании закона, укреплять систему социалистических ценностей и наследовать китайскую культурную традицию, развивать социальное обеспечение, решать экологические проблемы.

Они требуют придерживаться «комплексного взгляда на безопасность государства», отстаивать принцип абсолютного партийного руководства в армии, добиваться воссоединения родины и выступать против любой деятельности, нацеленной на раскол государства. «Идеи» также указывают на необходимость строгого управления партией, борьбы с коррупцией и разложением.

Несгибаемый товарищ Си

Впереди у Си Цзиньпина пятилетка крупных праздников: в 2018 году в Китае будут отмечать 40-летие начала политики реформ и открытости, которую провозгласил Дэн Сяопин. Для нынешнего лидера это удачная возможность заявить о себе как о продолжателе дела «архитектора реформ».

В 2019 году настанет время праздновать 70-летие со дня образования КНР. Круглый юбилей республики примечателен тем, что по этому поводу в Пекине проводят военный парад и приглашают зарубежных гостей. Это еще один неплохой повод для увеличения влияния страны и ее лидера.

В 2020 году, к которому должно быть построено «общество малой зажиточности», Си Цзиньпин получит обоснованную возможность заявить о том, что решающий вклад в этот успех был внесен под его руководством — в период после 2012 года.

В 2021-м Си Цзиньпину предстоит возглавить празднование столетия со дня основания Компартии Китая. Этот юбилей будет политически насыщенным и ярко окрашенным идеологически, ведь партия сможет рассказать стране и миру о достигнутых под ее руководством небывалых успехах за длительный период времени, начиная от революционной борьбы и победы в гражданской войне против Гоминьдана.

И после этой непрерывной цепочки праздников, которые будут способствовать укреплению власти Си, незаметно придет время для проведения осенью 2022 года ХХ съезда КПК. В соответствии с прежней традицией, Си нужно будет уйти в отставку по возрасту.

Однако его авторитет и влияние достигнут к тому времени таких высот, что можно ожидать отступления от традиции — либо путем продления полномочий на третий срок, либо, что более вероятно, разделения властных постов и полномочий между Си и преемником на переходный период.

Усилия Си Цзиньпина по реализации «китайской мечты» и превращению Китая в самую влиятельную державу современного мира задают вектор китайской политики на несколько десятков лет вперед. Порядок без идеологической и геополитической конфронтации, предложенный миру Пекином, имеет шанс обрести большое количество сторонников и со временем стать общепризнанным.