Галантные войны или "война в кружевах"

Период с конца XVII до конца XVIII века, также известный в военной истории как "война в кружевах", является одним из самых загадочных и непонятных для современного человека. Это время известно прежде всего дворцовыми переворотами, династическими кризисами, войнами за "наследства" и т.п. Однако что это был за период, какими были его основные особенности, и как эти особенности влияли на военное дело, расскажем сегодня.

Итак начнем с того, что данный период характеризуется крайне значительными изменениями в жизни общества. С 1680 по 1770 годы население Европы удвоилось. Существенно сократилась детская смертность(34% до 20%). Средняя продолжительность жизни в увеличилась на 10 лет. Повышался уровень грамотности среди населения(под конец XVIII века более 50% населения Франции было грамотным). Все эти изменения свидетельствуют об улучшении благосостояния людей.

При этом XVIII век можно назвать периодом затишья страстей. Религиозные войны и фанатизм ушли в прошлое(единственное исключение, Османская империя, в которой во время войн с любой европейской страной объявлялся "джихад", но эта процедура носила чисто номинальный характер), а всплеска национализма и национальных страстей между государствами еще не произошло, из-за крайне неэффективной системы пропаганды среди населения. Таким образом, простым людям было просто-напросто не за что ненавидеть противника, а как следствие прилагать особые усилия ради победы над ним. Единственное исключение - появление харизматичного военачальника, способного сподвигнуть войска на некоторые усилия. Даже среди дворянства, исконно военного сословия, не было ненависти к врагу; наоборот, дворяне, оказавшееся по разные стороны баррикад испытывали исключительно уважение друг к другу и стремились проявить воинскую честь, практически немыслимую для современной эпохи. Например, в битве при Фонтенуа, когда командующий английской армией герцог Камберлендский подъехал к французским позициям, то в его сторону дали 4 холостых выстрела из пушки, дабы вежливо отогнать его( в XX веке в подобной ситуации вражеский полководец был бы тут же убит, а меткий стрелок стал бы национальным героем). Следовательно не было и проявлений жестокости по отношению к побежденным(за исключением отдельных эксцессов, вызванных особым ожесточением во время битвы или осады). Проще говоря, война начиналась и заканчивалась на поле боя.

Лучшую характеристику подобной ситуации дал теоретик конца XVIII века Гибер: «Легко оторвать от земли и повести на смерть людей, которые не знают, что делать со своими жизнями. Но просвещение и богатство изменили характер наших современных народов – они создали тысячи новых профессий, они открыли самые разнообразные горизонты, изнежили тело, притупили отвагу и заставили почувствовать вкус жизни. Теперь напрасно будет призывать сограждан к защите страны, кроме дворян, которых поведут остатки их привычек, все остальные классы общества не пожелают оторваться от своих занятий, своих дел, своей выгоды».

Итак, мы видим следующую картину: вследствие технического прогресса и улучшения своего благосостояния люди попросту не хотят воевать, а из-за отсутствия национальных или религиозных конфликтов идеологическая подоплека войн практически полностью отсутствует. Такая картина естественно не могла не привести к существенным изменениям в военной машине того времени. В первую очередь это касается состава армий европейских государств. Армии стали больше, и упор стал делаться на пехоту, вооруженную огнестрельным оружием, и артиллерию. Конница, состоящая в основном из дворян и являющаяся наиболее "идейной" частью вооруженных сил, была оттеснена на второй план, хотя решающие кавалерийские атаки во фланг неприятелю нередко решали исход битвы. Простая пехота же, в подавляющей массе европейских стран, состояла из насильственно мобилизованных крестьян. Простой пехотинец, как уже было сказано ранее, не горел желанием умирать на поле битвы, зато желал дезертировать при первой же возможности. Во время неудачных кампаний это явление разрасталось до чудовищных масштабов. Так как замполиты, мотивирующие солдат и предотвращающие бегство, еще не появились, в войсках стали создавать специальные части, предназначенные для поисков и отлова дезертиров.

То есть военачальники того времени, дабы предотвратить дезертирство, уделяли огромное влияние комфорту солдата. Его старались красиво одеть, сытно накормить и снабдить всем необходимым. Фридрих Второй, как символ той эпохи, говорил: «Если вы собираетесь совершить какое-либо предприятие против врага, нужно, чтобы армия не испытывала ни в чём нужды. Как только армия войдёт на вражескую территорию, необходимо немедленно захватить всех пивоваров и изготовителей водки, чтобы у солдат не было нехватки в этих напитках, без коих он не может обойтись, это благо, который бедный солдат заслуживает. Существенный долг каждого генерала предотвращать случаи дезертирства, внимательно следить за тем, чтобы войска не терпели недостатка в необходимом, будь то в хлебе, мясе, водке, соломе» . Помимо этого, все стараются избегать войны зимой, из-за проблем с фуражом и теплой одеждой у солдат. Все тот же Фридрих писал:«Очевидно, что лучшая армия мира не выдержит подобных походов, и поэтому надо избегать войны зимой»

Теперь переходим к тактике. Основное оружие XVIII века - кремневое ружье. Оружие крайне неточное и несовершенное. Более чем на 200 метров возможность прицельной стрельбы равна нулю. Поэтому главным аргументом в бою становится мощный залповый огонь, расстраивающий вражеский строй, после которого обычно следовала рукопашная атака на неприятеля. Строй также был подогнан под условия того времени. Типичное построение: батальон в 4 шеренги(позже в 3). Солдат, не желающий умирать, должен находится под присмотром на поле боя, дабы предотвратить возможное дезертирство. Фактически же подобный строй превращался в "рамку". Спереди, подавая пример храбрости, шли офицеры, а сзади и по флангам солдат обрамляли унтер-офицеры. Во время боя офицеры уходили за линию, которая вступала в бой.

Вследствие подобных ограничений военного аппарата и тактических возможностей , произошло и ограничение целей войны. В XVIII веке было просто немыслимо такое понятие как "война на уничтожение". Даже намерение взятия столицы вражеского государства происходило в исключительно благоприятных условиях при тотальнейшем превосходстве сил. Удержание столицы или оккупация большей части враждебного государства также были немыслимы. Каковы же главные цели войн тог периода? Либо аннексия относительно небольшой территории враждебного государства(Силезии в Семилетней войне или Ингерманландии и Эстляндии в Северной), либо попытка выдвинуть на "вакантный" престол определенной державы своего ставленника(отсюда и бесконечные войны за польское. австрийское, испанское и прочие наследства). Также отдельно можно выделить колониальные конфликты с туземцами, которые обычно имели повышенный градус ожесточения и "партизанские" методы ведения войны.

Таким образом мы видим, что в XVIII веке война достигла невиданного доселе гуманизма, вследствие ограниченности военного аппарата, "утихании" религиозных конфликтов, отсутствии национальных конфликтов и вообще какой бы то ни было идеологической подоплеки. Подобная эпоха допускала проявление милосердия к побежденным, воинскую честь и т.п. Однако уже к концу XVIII века, "война в кружевах" сменилась на яростные революционные баталии, национальные войны и общее ожесточение людей, одурманенных государственной пропагандой . Впрочем это уже совсем другая история.