Морские татуировки

Татуировка, подобно морскому языку, стала неотъемлемой частью матроса, прямым указанием на его принадлежность морю и кораблю.

Даже теперь татуировка среди матросов рассматривается как доказательство бывалости, солености, как право на звание морского волка.

Характер рисунка татуировки моряка также имеет историю, общую для всего морского интернационального братства.

От простейшего рисунка — креста, якоря, сердца, щита — он постепенно вылился в изображение распятия Иисуса Христа.

Вторым типом рисунка были русалки и наяды, постепенно переходившие к изображению женщины, где стали допускаться всякого рода фривольности.

Изображение обнаженных женщин одно время было так распространено, что при приеме в американский военный флот было установлено требование путем добавочной татуировки одевать их в платья.

Был обычай носить инициалы любимой женщины, как правило, с изображением сердца, пронзенного стрелой амура и капающей кровью (иногда и девушка ставила себе татуировку того же характера, как бы закрепляя взаимную связь).

Были также изображения кинжала, наполовину вошедшего в тело, с девизом:

«Смерть прежде бесчестья».

Центром сосредоточения татуировщиков-профессионалов были порты Индии, Китая и Японии.

Поэтому на характере татуировки русского матроса в период 1840—1904 годов сильно сказывалось влияние Востока. Если накалывал японец, это была гейша; если китаец — получались дракон, морские змеи и прочие мифологические морские чудовища.

Но был и чисто русский стиль, явившийся результатом спроса, а именно: комбинация из перекрещенных Андреевского флага и гюйса, спасательного круга, весел, якоря с надписью:

«Боже, Царя храни».

Собиратель морской старины и хранитель флотских традиций адмирал Н.Н. Коломейцов говорил, что обычай татуировки был распространен не только среди матросов, но также и среди офицеров как знак того, что ими совершено одно или несколько дальних плаваний.

Этим символом-татуировкой наше офицерство хотело выделить себя из среды тех офицеров флота, кои устраивались на береговые места или плавали на судах малого каботажа. В дальние же плавания шли преимущественно любители моря.

При приходе в Японию, где искусство татуировки было доведено до наивозможного совершенства, офицеры оставляли на своем теле знак своего пребывания в дальних морях в отличие от моряков внутреннего плавания.

Дракон или змея, ловящая бабочку, на левой руке между локтем и кистью являлись доказательством плавания на Восток.

Иметь на своем теле подобное документальное подтверждение об участии в дальних плаваниях было настолько романтичным, что от этого соблазна не могли удержаться даже отпрыски царской фамилии.

По свидетельству того же Коломейцова, великий князь Алексей Александрович, ставший в 1880 году во главе Российского флота, также в молодости, во время пребывания на Востоке, отдал долг обычаю, причем татуировка его была своего рода перлом.

Тату якорь, популярна уже более 200 лет. Символ якоря имел важное значение еще тысячи лет назад.

В раннем христианстве, изображение якоря сравнивали с крестом (скрытый крест) из-за их схожести.

Когда христиане подвергались гонениям со стороны правящих римлян, они идентифицировали себя маленькими, незаметными татуировками якоря.

Позже (иногда и посей день), якорями украшали церковные здания, пытаясь таким образом придать строению статус убежища для христиан.

После принятия якоря символом христианства, его считают символом Марии и Креста. В древнем Риме, якорь был символом стабильности и безопасности, добавлял его владельцу уверенности и храбрости.

Наиболее распространена тату якорь, конечное же среди моряков.

На протяжении веков, моряки выражали таким способом свою любовь к морю. Так же, после завершения морской карьеры делали тату якорь, символизируя таким образом-бросил якорь...