Ассирийская империя ч.2 Особенности государственного устройства

История Ассирии этого, первого времени ее великодержавия (вторая половина XIV — XIII вв. до н. э.) — это время почти не­прерывных войн против хеттов на западе и вавилонян на юге, идущих с переменным успехом; ассирийцы раз за разом наращи­вают масштаб ударов, но и сами терпят иногда все более жестокие поражения. В XIII — начале XII в. до н. э. ассирийцы четырежды аннексируют и четырежды теряют соседние территории Верхней Месопотамии. На обоих фронтах их успехи до апогея довел Тукульти-Нинурта, совершивший набег на хеттскую Сирию и временно аннексировавший всю Вавилонию. Решившись на вол­не этих успехов полностью освободиться от необходимости счи­таться с верхами гражданской общины ашшурцев, он выстроил себе вместо Ашшура новую, военно-служилую столицу Кар- Тукульти-Нинурта. Однако к концу его правления хетты и Вавилония лишили Ассирию большей части ее завоеваний, а за­тем ашшурская верхушка свергла и убила его.

В XII в. до н. э. Ассирия переживает полосу упадка, борясь с достигшими Евфрата ок. 1165 г. до н. э. балканскими племенами мушков, только что разрушивших Хеттское царство, и с эламски­ми нашествиями. На рубеже XII-XI вв. до н. э. Ассирия неожи­данно переживает новый взлет при Тиглатпаласаре I (1114- 1076 гг. до н. э.), на короткое время покорившем пространство от Чороха и истоков Куры до Вавилона, Финикии и Тавра (все — включительно).

Уже в это время сформировались основные особенности воен­ной державы ассирийцев. Это были:
1) Двойственность в положении царей: могущественная граж­данская община коренных ассирийцев сохраняла самоуправле­ние и располагала не намного меньшим властным потенциалом, чем сам царь, неспособный пока обходиться без ее ресурсов и под­держки. Достаточно ограниченная власть царя над коренными ассирийскими городами при полновластии над завоеванными территориями побуждала царей строить себе новые, служилые столицы, отрываясь от ашшурской общины (впрочем, Ашшур всегда сохранял значение священной столицы державы), а потом и переносить главную опору своей власти с коренной Ассирии на оторвавшуюся от любых общинных традиций служилую массу, набранную в том числе, если не главным образом, с покоренных территорий. Это укрепляло царскую власть, но в итоге приводило к формированию «денационализированного» самодовлеющего государства, оторванного от своей коренной базы и этим слабого.

2) Ассирийская держава в первые века своего существования являлась плодом попытки одной гражданской общины и сформи­ровавшегося при ней царского военно-служилого двора захватить власть над всей Передней Азией. Непомерность этой задачи по сравнению с ограниченными ресурсами коренной Ассирии за­ставляла царей компенсировать эту слабость крайним напряже­нием военной деятельности и устрашением соседей, но так и не позволяла им прочно освоить завоеванные области; поэтому для Ассирии типична непрерывная военная экспансия, многократ­ные покорения одних и тех же территорий и борьба со столь же непрерывными восстаниями покоренных народов.

3) Отсюда вытекала и беспрецедентная жестокость ассирий­цев при завоеваниях и карательных походах (в частности, при­менялись массовые разрушения и казни, а с VIII в. до н. э. и по­литика т.н. «вырывания с корнем» — депортации огромных масс населения в отдаленные районы страны).

4) Империя существовала в характерном «пульсирующем» ритме: правление каждого царя обычно начиналось с подавления мятежей, вызванных смертью его предшественника. Затем он пытался совершить новые завоевания. Со смертью царя часть присоединенных им земель тут же отпадала, и все повторялось снова. В целом масштаб ассирийских завоеваний медленно, но не­уклонно расширялся.

5) Сложилась особая идеология «священной войны», соглас­но которой войны ассирийских царей предпринимаются по при­казу и во славу Ашшура, бога-покровителя города и царства (что отражало исключительную роль храма Ашшура в функциониро­вании ассирийской государственности).

В итоге история Ассирии представляет собой циклы военного подъема и упадка. Трижды (начало XII в., начало X в., первая по­ловина VIII в. до н. э.) Ассирия теряет большую часть захвачен­ных территорий и вновь возвращает их, каждый раз наращивая масштабы экспансии.
Во второй четверти XI в. до н. э. из Сирийской степи и Южной Сирии на Месопотамию и соседние страны двинулись полчища кочевников-арамеев; ок. 1000 г. до н. э. они прорвались за Евфрат, отбросив Ассирию в ее коренные города. Государство пришло в крайний упадок, из которого ее вывел Ададнерари II (911-891 гг. до н. э.), сломивший верхнемесопотамских арамеев. При Ашшурнацирапале II (883-859 гг. до н. э., самый свирепый из ас­сирийских завоевателей), Салманасаре III (858-824 гг. до н. э.; в битву при Каркаре в Сирии он вывел в 853 г. 120 тыс. чел. — не­виданная по тому времени армия — но успеха не добился) и Ададнерари III (810-783 гг. до н. э., вначале правил под опекой матери, знаменитой Саммурамат-Семирамиды) Ассирия, прочно аннексировавшая всю Верхнюю Месопотамию, распространяла свои военные походы и временный политический контроль на юго-восток Малой Азии, Восточное Средиземноморье, южные районы Армянского нагорья, Вавилонию и западные районы Ирана вплоть до Каспия, но нигде не могла закрепиться прочно, а противостояние царя и коренной Ассирии довело однажды до тя­желой гражданской войны. В первой половине VIII в. до н. э. Ассирия под ударами Урарту теряет все свои владения, кроме Верхней Месопотамии.