Царь-танк

Царь-танк (также известен как Нетопырь, Летучая мышь, Танк Лебеденко, Машина Лебеденко, иногда также встречается вариант Мамонт или Мастодонт) — боевая машина, разработанная Николаем Лебеденко в России в 1914—1915 гг. В разработке также принимали участие Н. Жуковский и его племянники, Б. Стечкин и А. Микулин. Строго говоря, танком объект не являлся, а представлял собой колёсную боевую машину.

Постройка и испытания танка проводились в 1915 году. По результатам испытаний был сделан вывод об общей непригодности танка к использованию в условиях боя, что привело к закрытию проекта. Построенный экземпляр был впоследствии разобран на металлолом.

С января 2018 года в музее танка Т-34 в Московской Области идет постройка макета танка по оригинальным чертежам в масштабе 1:1

Разработка проекта

Проект машины отличался большой оригинальностью и амбициозностью. По воспоминаниям самого Лебеденко, на идею этой машины его натолкнули среднеазиатские повозки-арбы, которые, благодаря колёсам большого диаметра, с лёгкостью преодолевают ухабы и канавы. Поэтому, в отличие от «классических» танков, использующих для передвижения гусеничную ленту, Царь-танк был колёсной боевой машиной и по конструкции напоминал сильно увеличенный орудийный лафет. Два огромных спицевых передних колеса имели диаметр примерно 9 м, задний же каток был заметно меньше, около 1,5 м. Верхняя неподвижная пулемётная рубка была поднята над землёй примерно на 8 м. Т-образный коробчатый корпус имел ширину 12 м, на выступающих за плоскости колёс крайних точках корпуса были спроектированы спонсоны с пулемётами, по одному с каждой стороны (предполагалась также возможность установки пушек). Под днищем планировалась установка дополнительной пулемётной башни. Проектная скорость передвижения машины составляла 17 км/час.

Парадоксально, но при всей необычности, амбициозности, сложности и огромных размерах машины, Лебеденко сумел «пробить» свой проект. Машина получила одобрение в ряде инстанций, но окончательно дело решила аудиенция 8 января (21 января по новому стилю) 1915 года у Николая II, во время которой Лебеденко подарил императору заводную деревянную модель своей машины с двигателем на базе граммофонной пружины. По воспоминаниям придворных, император и инженер полчаса «аки дети малые» ползали по полу, гоняя модель по комнате. Игрушка резво бегала по ковру, легко преодолевая стопки из двух-трёх томов «Свода законов Российской Империи». Аудиенция кончилась тем, что впечатлённый машиной Николай II распорядился открыть финансирование проекта. Было выделено 210 тыс. рублей.

Оценка проекта

Надо сказать, что судьба танка Лебеденко в целом схожа с судьбами любых опытных образцов, разрабатывавшихся во время, когда ещё не существовало не только устоявшихся канонов проектирования таких боевых машин, но и как таковой их концепции. Этим отчасти объясняется парадоксальная на первый взгляд ситуация, когда амбициозный и технически сложный проект изначально виделся весьма перспективным, получил одобрение в высоких инстанциях и даже был реализован, но постфактум оказался очевидно провальным.

Уже при первых испытаниях налицо стала невероятная уязвимость этой машины — простой залп шрапнели по спицам колёс гарантированно выводил танк из строя. А при удачном попадании в ступицу, колеса машины вообще складывались как карточный домик. При этом колоссальные размеры танка и невысокая скорость передвижения делали его идеальной мишенью. Размеры же предопределили невысокую проходимость машины. Соответственно, скрытая переброска таких колоссов к фронту тоже представлялась маловероятной. Таким образом, единственный успех, на который могли рассчитывать боевые машины Лебеденко, будь они построены серийно — психологический эффект. Несомненно, подавляющему большинству простых солдат тех лет подобная машина могла разве что присниться в кошмарных снах. Правда, серийное производство машин Лебеденко тоже представляется маловероятным — всё упиралось в отсутствие мощных двигателей, да и страна вряд ли осилила бы производство таких машин.

Довершает «разгром» проекта тот факт, что проектирование и постройка Царь-танка не оказали сколько-нибудь существенного влияния на отечественное (а тем более мировое) танкостроение. Боевая машина Лебеденко так и осталась ещё одним тупиковым проектом в развитии мирового танкостроения, которое в 1910-х шло практически исключительно методом проб и ошибок.

Единственным положительным эффектом этого проекта можно считать опыт, приобретённый молодыми тогда Микулиным и Стечкиным. Когда выяснилось, что мощность двигателей аппарата явно недостаточна, они разработали свой двигатель АМБС-1, имевший весьма передовые для того времени характеристики и технические решения (например, непосредственный впрыск топлива в цилиндры). Оба стали позднее выдающимися советскими специалистами по авиационным двигателям, академиками АН СССР.