Как советский танкист сбил юнкерса

"До венгерского города Хонта оставалось не более 700 метров, когда в воздухе послышался нарастающий гул авиационных моторов. Спустя несколько минут над нами появились вражеские пикировщики "Ю-87" . Как только они стали разворачиваться для захода на бомбометание, танки отряда один за другим свернули с дороги и, втянувшись в дугообразный карьер на склоне покрытой лесом горы, остановились. Девять «юнкерсов» кружились над рекой и дорогой, но сбросить прицельно бомбы никак не могли. Сброшенные бомбы рвались, чаще всего, на линии железной дороги, не причиняя отряду танков никакого вреда. Благодаря удачно выбранному месту, наши «Шерманы» оказались надежно укрытыми.

Зная, что последуют еще налеты, нам ничего не оставалось делать, как ждать наступления темноты.


Я периодически по радио докладывал комбригу о том, что мы стоим на месте из-за налета авиации противника. Он был сердит, требовал двигаться вперед: «Ты разучился воевать? Что, первый раз над твоей головой висят «юнкерсы»?» Все эти тирады сопровождались отборным матом.

Напомню, что одной из особенностей радиосвязи танковых войск в годы Великой Отечественной войны являлась работа раций всех танков подразделений бригады на одной длине волны. А раз так, то содержание переговоров с командиром бригады, его нелицеприятные упреки в мой адрес становилось достоянием каждого командира танка и взвода. Налет вражеской авиации, несмотря на ее малую эффективность, продолжался.

На смену первой группе «Ю-87» пришла вторая, а за нею – третья. Самолеты в течение полутора часов кружились над отрядом, ничего не могли сделать, но «закупорили» нас в огромном, давно заброшенном карьере под горой…

И вдруг один «Шерман» рванул к железнодорожной насыпи. По нанесенному номеру на башне я сразу определил, что это машина гвардии лейтенанта Григория Вербового. На мои требования: «Остановись! Вернись назад!» – он ответил коротко: «Сейчас их проучу!»

Фашистские летчики сразу заметили вышедший из укрытия танк и ринулись на него. Начался необычный поединок одной «Эмча» с шестью бомбардировщиками противника. Ведущий «юнкерс» закончил заход и вошел в пике. В этот момент механик-водитель гвардии сержант Михаил Кораблин вздыбил носовую часть «Шермана» на высокую железнодорожную насыпь. Длинноствольная пушка смотрела в небо, почти как зенитное орудие. Головной самолет продолжал стремительно пикировать, за ним с небольшими интервалами неслись другие бомбардировщики…

Секунда, вторая… Самолеты неумолимо приближались к танку Вербового. Когда казалось, что уже ничто не спасет «Шермана» от прямого попадания вот-вот сброшенной серии мощных бомб, грянул пушечный выстрел. Танк вздрогнул и немного сполз вниз. Ведущий «Ю-87» взорвался, и его бесформенные куски, покружившись в воздухе, рухнули в реку и на землю. Громкое «Ура-а!» танкистов эхом разнеслось по лесу. Мгновенная гибель ведущего ошеломила остальных неприятельских летчиков. Они кинули самолеты в разные стороны, поспешно сбросили «фугаски» куда попало и, круто развернувшись, ушли на северо-запад. Авиация противника не появлялась в воздухе ни 11 декабря, ни в последующие дни. Как выяснилось несколькими днями позже, среди немецких солдат и офицеров поползли слухи о «сверхмощном зенитном оружии русских танков».

Я, не мешкая, тут же доложил командиру бригады об исключительн ом мужестве экипажа гвардии лейтенанта Григория Вербового.

После боев Вербовой рассказывал однополчанам подробности своего необычного поединка… Он слышал, как командир бригады материл командира передового отряда за пассивность перед Хонтом, вызванную почти непрерывными налетами гитлеровской авиации. Хотелось быть максимально полезным в столь непростой ситуации. Думал, думал… И никак не находил нужного способа единоборства с назойливым воздушным противником. В очередной раз взглядом скользнул по насыпи железной дороги. Подобно молнии сверкнула мысль – поднять танк на дыбы, и можно из пушки поражать самолеты!
Выдвинул танк, сам сел за орудийный прицел и сбил-таки немца!"
Что показал поиск по сайту "Память народа"...
Есть награждение обоих танкистов орденом "Красной Звезды" за бои 6.12.44., но не за сбитие Ю-87, а за ...тушение пожара на танке и кол-во уничтоженного гусеницами танка (1 пушка, 4 станковых пулемёта, 12 гитлеровцев)
Правильные фамилии:
лейтенант Вербовый Григорий Тимофеевич
сержант Кораблин Михаил Илларионович
Бои за город Гонт, а не Хонт как в тексте.

ИМХО история с сбитием Ю-87 из танковой пушки выдумана...
Среди награждений есть награждение экипажа счетверённой установки М-17 (американский полугус М3 с зенитной установкой в кузове), бои за Гонт - сбитие штурмовика Fw-190.