Битва при Араузионе

Битва при Араузионе - крупнейшее поражение римской армии от германцев, произошедшее 6 октября 105 года до н. э. между городом Араузионом и Роной. Чтобы отбросить орды продвигавшихся вглубь римских территорий кимвров и тевтонов и союзных им херусков, маркоманов, амбронов, тигурнов и, возможно, гельветов, туда был послан экспедиционный корпус из двух армий под начальством проконсула Квинта Сервилия Цепиона и консула Гнея Маллия Максима, из-за отказа первого (спровоцированного, видимо, неприятием Маллия как «нового человека») вставший отдельными лагерями на противоположных берегах Родана.

Первое столкновение произошло, когда вексилляция легата Марка Аврелия Скавра была разбита авангардом германцев. Пленённый Скавр предложил кимврам отступить до встречи с основными силами, за что был сожжён заживо. Максим тем временем предложил стоявшему в нескольких милях на левом берегу Цепиону соединиться, но тот вновь отказался, став ближайшей мишенью для атаки.


Наступавшие союзные германские и галльские племена возглавлял молодой вождь кимвров Бойориг. Общее их число неизвестно, но, видимо, превосходило численность римлян, тем более что кимвры и тевтоны шли на войну с семьями, повозками и скотом. Увидев разрозненные войска, Бойориг временно остановил наступление и даже начал переговоры с Максимом. Однако к компромиссу прийти не удалось, так как римляне, понятно, отказали в продвижении к югу Нарбоннской Галлии или к Испании. Но Цепион, видимо, желая застать германцев врасплох, решился на внезапную атаку. Однако из-за непродуманных действий и стойкости кимвров войско Цепиона было полностью разгромлено, лагерь остался практически незащищённым и был взят.

Обозники, фуражиры и небольшое число легионеров пыталось отступить к реке, но большинство из них, вероятно, не умело плавать; Цепион успел уплыть на лодке. По Гранию Лициниану, ссылавшегося на современника тех событий Рутилия Руфа, погибло 70 000 легионеров и легковооружённых пехотинцев, что косвенно говорит о том, что всего было, видимо, 4 легиона, штатная численность которых и число союзников были увеличены из-за предыдущих неудач. По Ливию же (периоха LXVII, 1) — 80 000, с учётом конной поддержки и снабженцев — ок. 112 000 (чаще всего встречающаяся цифра), a по Валерию Анциату — 120 000, из них 40 000 снабженцев.

«Враги, захватив оба лагеря и огромную добычу, в ходе какого-то неизвестного и невиданного священнодействия уничтожили всё, чем овладели. Одежды были порваны и выброшены, золото и серебро сброшено в реку, воинские панцири изрублены, конские фалеры искорёжены, сами кони низвергнуты в пучину, а люди повешены на деревьях — в результате ни победитель не насладился ничем…, ни побеждённый не увидел никакого милосердия» — писал Орозий.

Поражение имело серьёзнейшие в стратегическом плане последствия: альпийские проходы, по другую сторону которых встали кимвры, остались незащищёнными, в Риме, дорога на который была фактически открыта, наступил острый дефицит живой силы, из-за чего все жители Италии, способные нести оружие, присягнули не покидать регион. Тем не менее, ситуация, сложившаяся после битвы при Аллии, когда был осаждён Капитолий, не повторилась — кимвры, соединившись с капитулировашими перед ними арвернами, разделились на 3 части — первая под начальством Бойорига двинулась через романизированную Галлию в Испанию, вторая, предводимая Тевтободом, — тоже в Испанию, более южным маршрутом, а третья, возглавляемая Геторигом, осталась в центральной Галлии.

За эти фатальные ошибки Цепион после возвращения в Рим был обвинён народным трибуном Гаем Норбаном в «разгроме собственной армии» и с трудом избежал казни: он был лишён римского гражданства, его имущество конфисковано, а сам был оштрафован на 15 000 талантов золота и отправлен в ссылку в малоазийскую Смирну с изоляцией от друзей и семьи (тем не менее часть золота, награбленного при взятии Толозы, осталась при нём). Так же как и после Канн Сенат декретом объявил траур.