Русские против индейцев

За всю историю русской армии она много с кем воевала. Но, наверное, самыми экзотичными были войны с американскими индейцами.

Едва освоив Приамурье и берега Чукотки с Камчаткой, русские торговцы и охотники двинулись за Берингов пролив. В 1732 году они открыли Аляску, и теперь их путь лежал дальше на юг, вдоль западного берега Северной Америки. Русские уже имели немалый опыт контактов с северными народами. С эскимосами, например, поладили хорошо. С алеутами сначала повздорили, но потом жили мирно. А военные действия против чукчей для русских дважды закончились полным разгромом.

Побережье юго-восточной Аляски занимал индейский народ – тлинкиты. Они делились на фратрии, фратрии – на роды, а роды – на куаны (группы родственных семей). В каждой деревне был свой вождь, свой шаман, свободные люди и рабы. Тлинкиты занимались охотой и рыболовством, но знали зачатки ремесла. С соседями могли как торговать, так и воевать. Тем более что в ходу у тлинкитов были человеческие жертвоприношения, для чего всегда требовались рабы.


Каждый мужчина у тлинкитов считался воином, к чему его готовили с трех лет. Заставляли плавать в ледяной воде, спать на снегу или в ветвях деревьев, неделями не принимать пищу, терпеть боль. И, разумеется, владеть оружием. На войне тлинкиты использовали луки и стрелы с железными наконечниками, медные и железные кинжалы, палицы с каменным ударником, шлемы с забралом и деревянные защитные панцири. Излюбленными приемами в битве были неожиданная атака на рассвете и рукопашный бой. Иногда они собирали флотилии из каноэ численностью до сотни штук. Соседи боялись и уважали тлинкитов.

Когда они впервые столкнулись с русскими, их было около 15 тысяч человек. Треть – воины. Вот только война никогда не считалась общим для всех делом. В редких случаях объединялась фратрия. Чаще каждый куан стоял сам за себя.

Первая встреча произошла летом 1741 года на острове Якоби. 15 моряков с пакетбота «Святой Павел» высадились на берег, завидев дым костра. Обратно никто не вернулся. Считается, что моряков перебили или взяли в плен индейцы. Во второй раз все прошло довольно мирно. Отряд Григория Шелихова обследовал залив Якутат и завязал отношения с тлинкитами. Но чем дальше на юг забирались пришлые охотники, тем менее приветливо их встречали. Тлинкитам не нравились попытки русских основать постоянные фактории. Индейцев, привыкших жить в гармонии с природой, возмущали и варварские методы добычи морского зверя. Но больше всего тлинкитов беспокоило, что с русскими в их земли пришли эскимосы-чугачи и алеуты – их заклятые враги.

Летом 1792 года тлинкиты из якутат-куана пошли в набег на чугачей. По дороге они наткнулись на лагерь главного правителя Русской Америки Александра Баранова на острове Нучек. Ночью они незаметно подобрались вплотную к охранению и ринулись в атаку – началась рукопашная. Оружие чугачей не брало тлинкитские доспехи, и они в ужасе разбежались. Русские тоже не сразу сообразили, куда надо целить из ружей. Пули толком не пробивали ни нательные доспехи, ни деревянные шлемы. Бой затянулся на два часа, тлинкиты не дрогнули даже под огнем единственной русской пушки. В итоге индейцы все же отступили, унося тела 12 убитых и раненых. Чугачей погибло 15 человек, русских – двое.

Баранов запросил у начальства «как можно больше кирасного доспеха и ружей, а особо пушек и пороху». Но и тлинкиты оказались не глупее Баранова. Они тоже стали закупать ружья и порох – у англичан и испанцев, все чаще появлявшихся в их краях. У русских действовал жесточайший запрет на продажу туземцам огнестрельного оружия. Они не давали его даже своим подручным – чугачам. К тому же почти все оружие, присылаемое из России, было негодным. Зато американские и британские торговцы с удовольствием продавали тлинкитам все, что их могло заинтересовать.

Русские пытались наладить отношения с и идейцами, старались приобщиться к их быту и даже умерили пыл своих батюшек, желавших крестить немедленно всех и вся. В 1799 году была образована Российско-американская компания. Ей перешла вся власть над американскими владениями России. Возглавил ее Баранов, уже настроенный против тлинкитов. Он считал важнейшей задачей основать на новых территориях мощный опорный пункт – настоящий город с постоянным населением. Выбор пал на остров Ситка, где заложили форт Новоархангельск.

Ситка была «родовым владением» двух сильнейших тлинкитских куанов. Зимой 1802 года по их просьбе состоялся совет всех индейских вождей. Решили начать войну с русскими. Интересно, что на совете присутствовали капитаны двух американских шхун. Они передали индейцам огромную партию ружей и боеприпасов, а также 2-3 пушки. Но, главное, американцы прямо подстрекали тлинкитов к нападению на русских, говоря, что не приведут больше своих кораблей для торговли, если не будет истреблен Новоархангельск.

С помощью иностранцев индейцы составили план кампании. Они хотели дождаться, пока крупные промысловые партии выйдут в море, после чего атаковать Якутат и Новоархангельск. Специальные «летучие флотилии» выделялись для перехвата промысловиков в море. 23 мая тлинкиты начали действовать. Почти все намеченное они исполнили: взяли и сожгли Новоархангельск и его цитадель, перебили несколько промысловых партий. Потеря Ситки стала для честолюбивого Баранова настоящим ударом. Он собрал в Якутате все имеющиеся силы и решил контратаковать. Но другие промышленники его отговорили.

В боях погибли 26 русских и 300 алеутов. Боеприпасы и оружие оказались негодными – пули не пробивали даже деревянные доспехи. Пушек осталось мало, а пороха к ним еще меньше. Союзники-алеуты боялись тлинкитов до смерти, а особенно их вождей Тануха и Катлиуана, чьи дружины не знали поражений. Казалось, русским в Америке не удержаться. Тем более вокруг Ситки и других островов уже маячили целые флотилии англичан и американцев. И тогда Баранов наплевал на все принципы, которыми русские руководствовались раньше. Алеутам раздали огнестрельное оружие. Перестали ждать нападения индейцев, стали нападать сами. При этом Баранов приказал применять корабельную артиллерию без ограничений: по одиночным каноэ, по вооруженным тлинкитам, по береговым поселкам.

Уже в августе 1804 года русские отбили Ситку. Индейцы построили там деревянную крепость, но два часа бомбардировки сделали ее оборону бесполезной. Союз куанов стал быстро разваливаться – Катлиуан заключил союз с русскими. Борьбу продолжал лишь Танух. В августе 1805 года он смог хитростью захватить Якутат и перебить крупный русский гарнизон, но это уже была лебединая песня. На Аляску прибыло несколько военных кораблей. Число вооруженных русских выросло и составило около 1500 человек. Тлинкиты перешли к партизанской войне, которая постепенно затихла. С большинством куанов вскоре заключили мир.

Баранов же решил поступить так, как поступали с индейцами англичане, но до этого никогда не делали русские. Тлинкитов стали приобщать к спирту. Так что через 25 лет от воинственного племени осталась лишь бледная тень. Например, в 1851 году тлинкиты решили поднять восстание на Ситке и даже осадили цитадель. Но стоило начальнику магазина Николаю Розенбергу пригрозить, что он запретит продавать индейцам спирт, как грозные воины разошлись по домам.