Железная пехота. Страх и ужас XIV века

Средневековье - традиционное время рыцарей, тяжелой, сокрушающей пехотные ряды кавалерии, время, когда один благородный господин стоил 10 простолюдинов. Но военная гегемония дворянства не могла длиться вечно, те державы, который добились своего благосостояния без помощи феодалов, не желали отдавать свое добро. В противостоянии рыцарям оружейная мысль находила поистине гениальные и чудовищные изобретения.

"Все новое - это хорошо забытое старое" - можно сказать с такими словами появилась швейцарская пехота, неизвестно кто решил восстановить тактику древней Греции и Македонии, в любом случае он хорошо разбирался в военном деле того времени. Горные районы Швейцарии не могли позволить делать упор на тяжелую кавалерию, приходилось искать альтернативу. Зато, когда захватчики приходили, восседая на роскошных гнедых жеребцах им приходилось не сладко. В горной местности швейцарская баталия была непобедима.

Баталия располагалась следующим образом - в первых двух шеренгах находились пикинеры, их целью было сдерживать натиск кавалерии противника, пики были длинной порядка 3-3.5 метров, в случае "чарджа" первая шеренга вставала на колени, уперев пики в землю. Они принимали первый удар на себя, таким бойцами и платили больше. Третью шеренгу занимали алебардисты, если противник каким-либо образом прорывался сквозь строй пик, то алебардисты его с легкостью добивали. В четвертой и пятой также были пикинеры, они прикрывали фланги и в случае необходимости (в основном, если бой шел против кавалерии) занимали места алебардистов, таким образом против конного отряда сражалось сразу 5 строев пикинеров, как в классической македонской фаланге.

Боевое крещение или битва у горы Моргартене. Ранее швейцарские кантоны были относительно автономны, но все же зависели от Священной Римской империи. На римский же престол только взошел Фридрих Габсбург, он рассчитывал захватить перевал, ведущий в Италию. Швейцария отделилась от империи, создав свой независимый союз трех городов.

Поход против непокорных "горцев" возглавил брат императора, герцог Австрии - Леопольд, он собрал армию насчитывающую 9000 человек, 2000 из них были конные рыцари, опытные, прожженные вояки, гордость Австрии. Швейцарцы же собрали 1700 человек, что было в пять раз меньше...

Армия мятежников поджидала австрийские войска у перевала Моргартене, узкая тропа не позволила бы коннице противника маневрировать, с одной стороны находился пологий склон, с другой болото. Но никто из командования империи не видел никакой опасности, шли уверенно, спокойно. Во главе колоны находились рыцари, сзади плелась пехота. Сначала они обнаружили, что главный проход заблокирован и вынуждены были пойти по еще более узкой тропе.

Там их поджидал малый отряд швейцарцев, они с железной стойкостью держали позицию и выполнили свою главную задачу - рассеяли войска австрийцев. Зажатые, неповоротливые рыцари смешались и не могли продуктивно атаковать. В это время другой отряд заблокировал рыцарский авангард от пехоты, тут-то и началась резня...

На рыцарей посыпался град камней, со всех сторон на них набросились основные силы швейцарцев, зажимая тех в болото. Их преследовали и рубили, как диких зверей. Пехота Австрии, видя как цвет ее рыцарства беспощадно уничтожается, обратилась в панику. Умело орудуя алебардами и топорами швейцарцы свели на нет превосходство рыцарей в качестве обмундирования. Хронист того времени так описывал бой:

Это была не битва, это была бойня. Людей герцога рубили как скотину, и сражавшиеся и молившие о пощаде - всех до единого умерщвляли. Ярость горцев была столь велика, что пехота герцога бросилась в безудержное бегство от одного видя разъяренных повстанцев. Многие предпочли утопиться в болоте, нежели попасть под топор швейцарцев.
Так малая горсть крестьян одолела элиту того времени. После император Священной Римской империи создал отряд по образу и подобию швейцарской фаланги - ландскнехтов. Схватки между этими отрядами велись на идеологическом уровне, никогда не заканчивающиеся малой кровью. Еще не раз армия Конфедерации доказывала, что многого стоит на поле битвы. Их тактические и боевые качества ценились по всей Европе, любой монарх был бы рад видеть в своей армии доблестным швейцарских наемников, они были личной гвардией самого Папы Римского, к слову, остаются ими до сих пор, но уже номинально. Это был не просто боевой отряд, это была идеальная машина войны. Они были грозой Европы, ужасом XIV века. Их боялись и уважали.