Фламандский рыцарь. 1340 — 1350 гг.

Территория графства Фландрского лежала на пересечении политических и экономических интересов Франции и Англии. Юридически граф Фландрии являлся вассалом французской короны, и начиная с конца XIII в. могущественный сосед всеми способами пытался положение де юре привести к де факто. С другой стороны, Англия в лице Фландрии имела естественного союзника, так как экономические связи сулили последней немалые выгоды. Суконное производство требовало постоянного ввоза шерсти из Англии. Кроме того, фландрийские города выступали посредниками при торговле собственным английским сукном. В результате экономические интересы городов оказались до поры сильнее политических устремлений знати, ориентированной на союз с Францией. Точно так же, как Шотландия выступала геополитическим плацдармом Франции на Альбионе, так Фландрия стала плацдармом Плантагенетов на континенте. Фландрия оказалась в орбите очередного англо-французского конфликта в конце XIII в., когда разгорелась война 1294—1302 гг. за Гасконь и Аквитанию — ленные владения Плантагенетов. В 1303 г. был подписан Парижский мир, сохранивший статус-кво, то есть ничего не решивший.

Следовательно, дальнейшие столкновения были неизбежны, а Фландрия оказалась между двух огней. Скоро две самые мощные державы Европы столкнутся в жестокой войне, затянувшейся более чем на сто лет, и Фландрии не удастся остаться над схваткой. Изначально Фландрия выступила на стороне Англии, так как не могла самостоятельно справиться с притязаниями Франции, которая стремилась подчинить себе богатые торгово-ремесленные города. Несмотря на победы Фландрии при Куртрэ 1302 г. и Арке 1303 г., в 1328 г. она потерпела сокрушительное поражение при Касселе и остро нуждалась в сильном союзнике. В 1337 г. началась Столетняя война. Территория Фландрии превратилось в поле боя. По ее землям прокатывались то английские, то французские войска, что вовсе не способствовало подъему экономики. Кроме того, с 1347 г. английские купцы из партнера превратились в опасного конкурента, когда был захвачен важный порт Кале. Теперь англичане могли самостоятельно ввозить на континент шерсть и сукно. Таким образом, фактор экономического сотрудничества был нарушен, и Фландрия стала склоняться к поддержке Франции. Нашлись и политические рычаги для создания такого союза. В 1364 г. Карл V женил своего брата Филиппа Храброго герцога Бургундского на единственной наследнице графского престола Маргарите Фландрской.


Считается, что города Фландрии на войне делали ставку на пехоту. Однако здесь проживало достаточно рыцарских родов, чтобы сохранить традиции конного боя. Тем более, как выяснилось впоследствии, городская пехота могла соперничать с французской конницей лишь в определенных условиях. Все успехи местной пехоты были обеспечены, в первую очередь, не ее силой, а временной слабостью конницы. В любом случае, оказавшись в составе герцогства Бургундского, Фландрия была обречена на всплеск популярности рыцарской конницы. Ведь Бургундия всегда оставалась своеобразной Меккой рыцарства. Кроме того, на территории Фландрии действовало отделение Тевтонского ордена. Это рыцарское объединение традиционно опиралось на конницу. Постоянная военная опасность порождала спрос на вооружение. Как и в Италии, местные города оказались достаточно развитыми с технической точки зрения, чтобы этот спрос удовлетворять собственной продукцией. В XIV в. была заложена необходимая база, позволившая Фландрии в XV—XVI столетиях стать третьим в Европе после Италии и Германии производителем вооружения.

Развитие вооружения в 1340—1350 гг. лучше всего прослеживается при изучении рыцарского снаряжения. Разумеется, совершенный комплекс боевых средств мог использоваться и пехотой, однако, он в любом случае оказывался подражанием рыцарскому, так как специфическое пехотное снаряжение в это время еще не сложилось.

Итак, попытаемся на примере источников, происходящих преимущественно с территории Фландрии, проследить особенности развития вооружения в середине XIV в., а также произвести реконструкцию комплекса снаряжения всадника и верхового коня.

Представляется возможным выделить общие тенденции в развитии вооружения 1340—1350 гг. Начнем с рассмотрения защитных средств. Прежде всего отметим максимальное применение в рамках одного защитного комплекса пластинчатых конструкций. С этой поры доспех все больше приобретает формы позднего «белого» доспеха. В середине XIV в. была создана база для последующего развития доспеха. Основные принципы производства и боевого применения, комплектующие элементы, конструктивные узлы и способы соединения деталей — все это было заложено в рассматриваемый период. С 1340—1350 гг. прерывается процесс увеличения веса доспеха. Прочность достигается за счет улучшения методики производства, обработки стальных поверхностей, лучшей компоновки и сочетания деталей, создания выпуклых отражающих поверхностей, ребер жесткости и т. д. Кольчужная рубаха в данный период, видимо, начинает терять значение даже в качестве дополнения к пластинчатому доспеху. Вместо полной рубахи под панцирь надевается акетон с нашитыми фрагментами кольчужного полотна, которые закрывают наиболее уязвимые части тела. Кольчуга прикрывает локтевые сгибы, подмышки, подол, горло. Таким образом, достигался серьезный выигрыш в весе, без потери прочности. Вес доспеха в среднем, очевидно, не превышал 30 кг, с учетом стеганых подкладок, а впоследствии он еще уменьшился.

К середине столетия в употребление входят два основных способа конструктивного соединения главных узлов доспеха. Во-первых, это уже известные внутренние несущие ремни для соединения переходных пластин или целых элементов доспеха, например, плечевых щитков и налокотников. Во-вторых, появляются и входят в широкое употребление шарнирные сочленения. Ранее их использовали почти исключительно для петель. С этого периода шарниры соединяют практически любые части доспеха. Они были менее подвижными, но гораздо более прочными по сравнению с изнаночными несущими ремнями. Видимо, тогда же начинают использовать комбинацию обеих разновидностей в составе одного защитного элемента, например, наплечника.
С введением шарнирных соединений связано и появление в широком обиходе такой прогрессивной черты, как подвижного забрала. Понятно, что шарнир был единственным способом монтажа такого элемента защиты. Подъемные забрала появляются в конце XIII в. Ими оснащаются горшковидные шлемы. К середине XIV столетия основным носителем забрала стал бацинет. Горшковидный шлем достиг такого размера и веса, что его употребление в бою стало затруднительно. Согласимся, что такое наголовье надежно прикрывало голову. Но плохой обзор, еще более суженный из-за ограниченной свободы поворота головы, мог плохо послужить хозяину шлема. В результате, после копейной сшибки большой шлем стали сбрасывать с головы, оставаясь в одном бацинете. Это наголовье было легче и удобнее большого шлема.

Оно отлично обеспечивало защиту головы, благодаря обтекаемым обводам. Эти качества позволили ему вытеснить большой шлем из боевого обихода, сделав его церемониальной и турнирной принадлежностью. Конечно, этот процесс не был мгновенным и занял не менее двадцати лет, начиная с 1340 г. Время быстрого развития боевых средств со всей ясностью поставило вопрос о создании некоего универсального боевого наголовья для конницы. И таким наголовьем стал бацинет. Чтобы прикрыть лицо при копейной сшибке, бацинет оснастили забралом на шарнирах в височных долях тульи, повторявшим очертания забрала большого шлема. Впоследствии боевые личины претерпели стремительное эволюционное развитие, породив несколько самостоятельных форм защиты лица После копейного удара, когда начинался ближний бой, забрало можно было поднять, обеспечивая полный обзор. Если появлялась возможность возобновить копейный бой, забрало опускалось на место одним движением. Теперь не было необходимости производить сложные манипуляции со сбрасыванием большого шлема за спину, где он болтался на цепи, отнюдь не добавляя комфорта. Вернуть же большой шлем на голову без помощи оруженосца вообще было проблематично. В бацинете, даже не поднимая забрала, воин лучше ориентировался на поле боя и в ближнем бою, так как этот шлем позволял легко поворачивать голову. Надо отметить, что вскоре (приблизительно к 1350 гг.) появились съемные забрала со шкворневыми соединениями петель. Возможность быстро снимать забрало прежде всего увеличило ремонтопригодность наголовья даже в полевых условиях. Помимо забрала бацинеты оснащались и другими подвижными усиливающими деталями. Речь идет о латном подбороднике — «бивере». Это была трапециевидная пластина, изогнутая в одной плоскости вокруг подбородкаили слегка выпуклая в плане. Она крепилась посредством двух шарниров по бокам в нижней части тульи, усиливая бармицу в области подбородка и горла. Бацинет, снабженный забралом и подбородником, стали именовать ««большим бацинетом».

Бивер мог сопровождать и шапельдефер. Употребление такого рода усилений шапеля как раз характерно для фландрского региона. Кстати, на примере шапелей можно проследить живучесть традиции ношения двух шлемов в отражении источников фландрийского круга. Миниатюры ««Романа об Александре» 1338—1344 гг. несколько раз демонстрируют шапельдефер, надетый поверх бацинета.

Середина XIV в. — время пикового развития бригандинных доспехов. Никогда ранее бригандинные покровы не пользовались столь широким распространением и не отличались таким разнообразием форм. Почти все основные фасоны покроя и пластинчатые наборы, употреблявшиеся в будущем, были изобретены именно в данный период. Видимо, все или почти все они имели хождение во Фландрии, судя по свидетельствам изобразительных источников.

Важным нововведением были приталенные бригандины. Приталенной мы называем бригандину с выраженным сужением талии относительно грудной части и подола, что заложено в покрое несущей мягкой основы и пластинчатого набора. За характерной формой приталенной бригандины с плавным обводом талии в историографии закрепился устойчивый описательный термин ««песочные часы». Приталенный панцирь гораздо лучше сидел на корпусе. Весь вес распределялся между плечами и тазом — самыми мощными и приспособленными к тяжести областями человеческого тела. Кроме того, расширяющийся подол не мешал движениям ног, благодаря тому, что он располагался под некоторым углом к поверхности тела. Наряду с приталенными бригандинами существовали и иные фасоны панцирей. Во-первых, традиционные для германского региона бригандины изначальной формы — «бочки» с параллельными боковыми образующими. Во-вторых, панцири с расклешенным подолом — все те же бочкообразные бригандины с выраженным расширением подола. В-третьих, уталенные бригандины, когда сужение талии достигалось за счет утяжки крепежных ремней.

Бригандинную конструкцию мог иметь практически любой элемент доспеха. Популярность этого вида защиты обеспечивалась высокой надежностью, подвижностью, простотой в эксплуатации (поверхность не надо было чистить и защищать от коррозии), высокой ремонтопригодностью и, главное, крайней дешевизной изготовления. Кроме того, современники, видимо, высоко ценили декоративный эффект, создававшийся сочетанием изысканной бархатной, шелковой или суконной поверхности с аккуратными рядами блестящих заклепок.

Наступательное оружие конницы в общих чертах продолжало линии развития, намеченные в более ранний период. По-прежнему увеличивалась роль колющего оружия. Как вспомогательное средство колющей направленности выступает кинжал, ставший обязательным атрибутом рыцарского вооружения. Арбалет был самым грозным средством борьбы с многократно усилившимся доспехом. Распространяются контингенты конных арбалетчиков. В основном они действовали как позднейшие драгуны, то есть использовали коня в качестве транспортного средства, а воевали пешком. Тем не менее в определенных условиях они могли действовать и в конном строю. Комплекс наступательного вооружения рыцаря расширился. Для эффективного действия в любых условиях рыцарь мог брать в бой до четырех единиц наступательного оружия. Помимо обязательного копья и меча (или фальшиона, очень популярного в середине XIV в. во Фландрии) рыцарь имел на поясе кинжал, а также то или иное орудие на луке седла. Это мог быть шестопер, секира или прилучный меч, достигавший зачастую размеров двуручного. Прилучные мечи отличались от двуручных, как правило, более коротким хвостовиком и гардой, что было необходимо для свободы действий в седле.