Остготы в Италии

493 году Тоедорих Великий стал королём Италии. Бывшим сердцем Римской империи стали править варвары остготы. Однако, правление это продлилось недолго, менее ста лет. Почему остготы, в отличие от вестготов, франков или лангобардов, обосновавшихся в бывших римских провинциях, не смогли закрепить свою власть?

Ответ можно искать в начавшейся войне с Византией или того высокомерия, с которым остготы относились к местному населению. Однако и то и другое было лишь следствием упущения Теодориха. Король остготов отнюдь не был необразованным варваром, 10 лет с 8 до 18 он провёл при дворе византийского императора в качестве заложника. Там он получил достойные образование и воспитание. Именно благодаря этому Теодорих смог привести свой народ в Италию и завоевать её, нормализовать отношения с Византией и сделать остготскую Италию одним из мощнейших государств Средиземноморья. Он проводил политику веротерпимости, поскольку остготы были арианами, а римляне католиками, это ещё осложняло процесс интеграции остготов. Однако, сглаживание углов способствовало лишь большему разделению впоследствии.

В итоге, остготы рассматривали своё арианское вероисповедание как нечто, подчёркивающее их остготскую стать, нечто, отделяющее от смиренных италийцев, покорённых и униженных. Однако, дело было ещё и в том, что структура остготского общества была неоднородна сама по себе. Менее знатные рода получали гораздо меньше имущества и богатств, нежели их более высокородные соплеменники. Даже при всём желании преодолеть родовые законы было невозможно. В то же время, римско-византийская система предлагала службу, где можно было продвинуться вне зависимости от своего происхождения. Незнатные готы всерьёз об этом задумывались. Впрочем, пока был жив Теодорих, его фигура сама собой являлась консолидирующим фактором. И остготский король использовал это.

Тем не менее, щедро спонсирующий теологов Теодорих, отчего-то упустил возможность проведения параллелей между историей готов и библейскими сюжетами, как это уже делали византийские правители. Кассиодор, судя по труду Иордана, занимался вопросом истории остготов по просьбе Теодориха и описал как народ попал в рабство к гуннам, как освободился, как странствовал и завоевал себе новый дом в Италии. Этот сюжет вполне было бы возможным сопоставить с освобождением иудеев из египетского рабства, дальнейшими 40-летними странствиями в пустыне и завоеванием нового дома в Ханаане. Тогда бы фигура Теодориха Великого могла быть сопоставлена с фигурой библейского Иисуса Навина и король остготов превратился бы в мессианского лидера, подобного королю франков Карлу Великому, постоянно сравниваемому с библейскими царями Давидом и Соломоном. Такое сравнение позволило бы Теодориху консолидировать не только племя остготов вокруг себя, но и привлечь на свою сторону многих италийцев, наделить свою династию священным символизмом.

Однако, Теодорих этого не сделал и сразу после его кончины государство окунулось в смуту. Союзники отворачивались от остготов, отношения с Византией ухудшались. В конченом итоге, многие незнатные годы приняли сторону римлян и ушли в византийское войско, когда началась война Византии с остготами. Сохранившаяся в Европе память об остготах рисовала в Средневековье этот народ великим, но всё же проклятым. А ведь, проведи Теодорих параллели между собой и Иисусом Навином, могло бы быть всё иначе, и возможно история знала бы Остготскую империю...