Битва при Раковоре

В 1268 году наместник великого князя Ярослава в Новгороде, его племянник князь Юрий Андреевич, предпринял объединенный поход против датчан в принадлежащую им Северную Эстонию, к замку Везенберг. У русских он назывался Раковор (Раквере). О важности похода говорит тот факт, что участие в нем приняли семеро князей с дружинами из разных городов, причем не только из северо-западной Руси.

В дорогу отправились бывший литовский князь, а ныне князь псковский — Довмонт, переяславский князь, старший сын недавно умершего Александра Невского, Дмитрий, сыновья Ярослава — Святослав и Михаил.

Общее число войска составляло около 16 тысяч воинов. Были подготовлены осадные орудия и другие инженерные приспособления для штурма замка. Тремя колоннами разными дорогами все двинулись в провинцию Вирумаа.


Датчане, не дожидаясь русских, стали возводить дополнительную защиту крепости Раковор с Колыванью (Таллин) и собирать войска. К ним примкнули отряды Ливонского ордена, и Рижского и Дерптского епископств, при том, что магистром ордена фон Лютенбергом и епископами незадолго до этих событий были даны клятвы новгородцам о неучастии в войне.

В подтверждении намерений составили договор, подписанный и закрепленный печатями сторон, а во время визита в Ригу посольства Новгорода, демонстрируя серьезность намерений, епископы целовали крест.

Как показали дальнейшие события, это было сделано для втягивания новгородцев в ловушку, с последующим уничтожением превосходящими силами. А клятва с целованием креста, как оказалось, — и вовсе ничего не значила.

В середине февраля новгородцев встретили объединенные силы датчан и немцев на реке Койле, в семи верстах от Вазенберга (так немцы называли Раковор). Немецкими рыцарями командовал дерптский епископ Александр. С ним было 25 тысяч воинов, составивших во время битвы клин из пяти шеренг.

Утром 18 февраля противники встретились. На своем правом фланге выстроились отряды датчан. На левом — вспомогательные силы немцев. В центре, согласно классической тевтонской схеме, — тяжеловооруженные конные рыцари. На правом русском фланге находились переяславский князь Дмитрий, князь Святослав и псковский князь Довмонт. На левом — князь Михаил. В центре, против рыцарей, заняли позиции новгородцы, возглавляемые князем Юрием.

Сражение было ожесточенным и длилось в течение всего дня. Немецкие рыцари ударили в центр своим обычным приемом — «великой свиньей».

Вначале им удалось прорвать оборону русских воинов в центре, заставив их отступить. Русское войско, в свою очередь, нанесло фланговый контрудар, после которого немецкие ряды дрогнули.

Князь Дмитрий Александрович во главе 5 тысяч воинов принудил немцев отступить, а потом превратил отступление в бегство. Русские преследовали неприятеля до самых городских ворот. Потери с обоих сторон были огромными — около 12 тысяч человек у ливонцев и 5 тысяч человек из русского войска.

Вечером на месте сражения появился еще один тевтонский отряд. Он был послан для выхода в тыл русским полкам, но опоздал — к его приходу немцы были уже разгромлены. Ливонцам удалось лишь захватить и разграбить русский обоз. Отряд был достаточно крупный, и напасть на него русские решили утром, однако ночью немцы ушли под защиту стен крепости.

В результате захвата обоза немцами были уничтожены осадные орудия и все технические средства, приготовленные новгородцами для осады Раковора. Русское войско решило уйти в Новгород, продолжил поход лишь псковский князь Довмонт и его отряд, правда ни одной крепости ему взять не удалось.

Победа в Раковорской битве и последующее поражение ливонских рыцарей под Псковом на десятилетия остановила продвижение тевтонцев в северные земли Руси.

Раковорская битва по своим масштабам была больше, чем, например, битва на Чудском озере в 1242 году, но ее роль в военной истории Руси по каким-то причинам недооценена, а славная победа объединенного русского войска — надолго забыта.