Безумие на арене

За безобидно звучащими словами "гладиаторские игры" скрывается одно из отвратительнейших злодеяний в истории Рима, широко распространившийся там, а позднее и по всей Римской империи обычай принуждать специально обученных людей (гладиторов) - военнопленных и осужденных преступников - биться насмерть, чтобы пролитая ими кровь возбуждала жадную до зрелищ, развращенную публику, находившую удовольствие в страданиях и смерти себе подобных.

Римляне называли эти представления "mumus" , что означает "погребальная жертва" или "погребение усопших". С середины III века до н.э. такие жертвы стали играть в жизни римского общества все большую роль. Позднее, в эпоху цезарей, игры ежегодно собирали уже миллионы зрителей.

Плебеи и патриции взирали на то, как перед ними на арене обученные в специальных гладиаторских школах вооруженные люди эффектно, умело и беспрощадно сражались друг с другом и, если зрители этого требовали, жестоко убивали своих противников.

Атмосфера игр напоминала накал страстей сегоднящних футбольных болельщиков на особенно захватывающем матче. Каждая удачная атака сопровождалась бурными рукоплесканиями, каждая ошибка - оглушительным свистом и криками. И когда один из обессилевших противников попадал в ловушку, ошибался или его настигал смертельный удар, крики и сдавленные стоны проносились по рядам возбужденных зрителей. Затем к поверженному невозмутимо приближался арбитр, поднимал руку и объявлял бой оконченным. По его знаку на арену выбегали служители, укладывали окровавленное тело на заранее приготовленные носилки и выносили через боковые ворота в мертвецкую. А тяжело переводящий дыхание, изможденный победитель под овации болельщиков принимал из рук устроителя игр победный приз - пальмовую ветвь или почетный венок и причитающую денежную премию - и тоже покидал арену.

Следом рабы приводили в порядок залитое кровью поле боя, посыпали его свежим песком, и "игры" продолжались до тех пор, пока зрители, устав от жары и кровопролития, не поднимались со своих мест, чтобы отправиться по домам.

Известный римский государственный деятель, философ и писатель Сенека Младший, питавший отвращение к такого рода увеселениям, писал: "Человека - предмет для другого человека священный - убивают ради потехи и забавы; тот, кого преступно было бы учить наносить раны, выходит на арену обнаженный и безоружный, дабы развлечь зрителей; от него требуется только умереть."

Однако протест этого достойного человека не был услышан. Лишь много лет спустя христианские государи, приеемники римских цезарей, положили конец позорному безумию гладиаторских игр.
Они не видели в гладиаторах человеков. Спартака можно понять