Римская армия заката Античности

Кризис середины — второй половины III века поколебал, но не уничтожил римскую державу. Благодаря деятельности императоров-реформаторов Аврелиана, Проба, Диоклетиана и Константина империи удалось удержать границы, победить врагов и вновь укрепить своё господство.

В плане административной организации, бюрократии и управления военными ресурсами, Империя 4 века была более сложной и потенциально более эффективной, чем раньше. Питер Хизер настаивает на возрастании римской военной силы как минимум на треть в период с позднего 3-го до середины 4-го века, от около 300 тысяч человек до промежутка между 400 и 600 тысяч человек. Эта оценка подкрепляется античными источниками. Иоанн Лидиец дает цифру в общей сложности 389 704 человек в армии при Диоклетиане и 45 562 во флоте. Агафий дает видимо завышенное число 645 000. Числа эти действительно могут быть несколько завышены. Однако нет сомнения в том, что армия действительна выросла в размере. По этой причине ученые ныне настаивают на том факте, что 4-ый век вообще говоря мог являться апогеем римского имперского владычества.

Однако, такой стремительный, но необходимый, рост численности давил на качество пехоты. Реформы вызвали за собой новые классы воинов. Были организованы комитатенсы (или комитаты) и палатины - центральная полевая армия Императора. Огромную и решающую роль отныне приобрела кавалерия, о которой мы расскажем в следующей части. Воины, охранявшие границы, были названы лимитанами и рипарианами, вторые охраняли границы у рек.

Вернемся к комитатенсам или комитатам- большей части имперского войска. Комитаты являли собой лучше снаряженные и более мобильные отряды, которые могли быть быстро переброшены в любую часть Империи. Этому способствовала численность легионов комитатов — 1000 человек, в то время как лимитаны сохранили прежнюю численность. Плата их была выше, что вызывало недовольство лимитанов, чья плата была даже ниже платы ауксилиев. В мирное время эти войска были рассредоточены на всей протяженности границы. Не указывая точных мест их нахождения, как в случае с гарнизонами лимитанов, Notitia Dignitatum представляет нам общую идею их размещения в конце IV или начале V в. Они занимали города, укрепления которых, возведенные в период первых варварских нашествий, превращали те в крепости. Несколько наиболее важных пунктов было расположено вблизи границы и придавало её обороне ту глубину, которую лимитаны и рипарианы не могли обеспечить собственными силами. Префекты претория, ответственные за сбор анноны, снабжали продовольствием полевую армию согласно предписаниям, которые достаточно подробно излагает Кодекс Феодосия (VII, De re militari).

Ну вот мы с вами и подошли к наиболее приятной части - вооружению армии. Пограничные легионы, они же самые многочисленные, по большей части были легкими. Различают еще несколько видов легкой пехоты: сагиттарии - лучники, экскулькаторы - метатели дротиков, фундиторы - пращники и баллистарии. Последними были, скорее всего, расчеты баллист или легких катапульт. Хотя так же вполне вероятно, что эти войны были вооружены арбалетами (которые, вопреки общим убеждениям, использовался не только в средневековье, но и во времена упадка Римской Империи. Во что же были одеты воины? Если раньше государство снабжало своих воинов одеждой и броней, то в тяжелое время лишь только выдавало воинам деньги на приобретение экипировки. Некоторые считают, что римская армия этого времени имела более-менее одинаковую форму.

Во время военных походов эти солдаты часто снимали с врагов их одежды и экипировку. Из-за этого выйти из гарнизона могли воины, одетые кое-как, но схоже, а по возвращению экипировка каждого была едва не индивидуальна. Тяжелая пехота империи пользовалась тем же наступательным оружием, но гораздо более лучшими доспехами. Раннеимперская т.н. lorica segmentata вышла из употребления из-за: а) своей дороговизны, б) всадники, которые отныне составляли ударную часть армии их все равно не могли носить по техническим причинам. На замену ей пришли чешуйчатые и пластинчатые доспехи — lorica squamata. Такой тип доспеха неоднократно упоминается в письменных источниках, а также часто изображался на памятниках искусства I–III веков, прежде всего — на погребальных стелах солдат, что свидетельствует о его широком распространении и популярности. Этому способствовала гибкость и высокая прочность чешуйчатого доспеха при относительной дешевизне и простоте изготовления.

Чешуйчатый доспех создавал сплошное металлическое покрытие для корпуса тела. Удары, нанесённые по такому покрытию, соскальзывают вниз и в сторону, что позволяет чешуе выдерживать не только рубящий, но и колющий удар. Чешуйчатый доспех легко отражает удар стрелы, пробивающей кольчужную ткань навылет.

Во II–IV веках поножи вновь вернулись в состав снаряжения римских легионеров. О необходимости снабжать пехотинцев поножами пишут Арриан, Юлий Павел, Вегеций и Маврикий. По словам последнего, поножи обязательно должны были иметь для своей защиты воины, стоящие в первых двух рядах строя. Византийский Аноним VI века рекомендовал надевать поножи воинам, выделявшимся для участия в ночных засадах и беспорядочных схватках с противником.

Поножи представляют собой простые железные пластины длиной 35 см с продольным ребром жёсткости. Размеры находок таковы, что они закрывают ногу лишь до колена. Возможно, для защиты самого колена использовалась отдельная часть доспеха, как в кавалерийских поножах того времени.

Большой щит обеспечивал воину надёжную защиту как от метательных снарядов противника, так и от ударов его ручного оружия. В течении II века ранее использовавшиеся легионерами щиты прямоугольной формы вышли из употребления. Им на смену пришли щиты овальной, почти круглой формы, широко известные по изобразительным памятникам и археологическим находкам III–IV веков. При раскопках Дура-Европоса в Сирии археологами были обнаружены два полностью сохранившихся римских щита середины III века и фрагменты еще 21 экземпляра разной степени сохранности.

Помимо непосредственной защитной функции, щит выполнял также функцию опознавательного знака, по которому в ходе сражения воины узнавали своих. Изображения на его поверхности представляют собой так называемые дигмы, то есть условные знаки или символы отдельных военных частей. Крупнейшим сводом этих знаков является Notitia Dignitiatum начала V века, чьи миниатюры содержат 265 изображений эмблем военных частей римской армии.

Владеть оружием учили всех и по максимуму. Воинов обучали пользоваться боевым копьем (ланцея), метательным копьем (верута), мечом (спата) и дротиком (маттиобарбул или плюмбата). Из Стратегикона мы узнаем, что пехотинец «должен уметь вести рукопашный бой с противником, используя копье и щит, а также уметь далеко метать копье и дротики». От солдат требовалось умение метать дротики и иметь в наличии, закрепленных на щите, пять штук. Считалось, что используя дротик «можно нанести потери противнику на расстоянии, превышающем расстояние полета обычного метательного копья». Также есть сведения о том, что четверть или треть новобранцев учили на роль стрелков. Вероятнее всего это были специальные подразделения лучников, способных вести бой, работая вместе с пехотинцами.

Выделить какой-то средний уровень жизни воина того времени очень сложно, ибо в разных частях жизнь шла по-разному.
Так к примеру солдатам вполне разрешалось жениться и заводить семью, которая бралась под опеку военной части. Выплачивалось жалованье, которое в основном шло на покупку одежды и продовольствия. Величина жалованья зависела от занимаемой должности. Также считается, что праздничные дни, вроде дня рождения или смерти императора, солдатам выплачивалась премия.
Питание солдата было достаточно приемлемым. Судя по египетским папирусам, каждый воин получал 3 фунта хлеба, 2 фунта мяса, пол-литра вина и 50 грамм постного масла.

Даже если учесть, что простые солдаты получали меньше денег и ели более простую пищу, служба солдат гарнизона было достаточно не плохой. Они имели земли, семью, после отставки всегда могли рассчитывать на льготы и земельный надел. С таких семьях военное дело являлось преемственным делом: сын шел по стопам отца и служил в той-же крепости. С другой стороны солдаты гарнизона имели малую возможность поживиться трофеями и получали минимальные выплаты, в то время как воины на передовой хоть и получали больше жалованье, но шанс но оседлую жизнь у них был намного меньше. Между походами солдат располагали в гражданских домах. Население было обязано выдать треть своего жилья воину. Однако были такие случаи, когда солдаты прогоняли жильцов из их собственных домов и жили на широкую ногу.

Брали в римскую армию всех и по максимуму. Местное население не охотно бралось за службу, зачастую пыталось "откосить". Поэтому была предпринята просто гениальная, надежная, как швейцарские часы, идея - найм варваров. А что? Почему бы и нет? Не хочешь служить? Окей, дай взятку и вместо тебя будет нанят какой-нибудь варвар.
Нанимались в первую очередь германцы. За дело брались они охотно и особо много не требовали. Брали их целыми отрядами, а то и племенами, при условии крещения (именно поэтому многие племена к концу ЗРИ исповедовали христианство).

Значительная часть лучших войск империи постепенно становилась германской или аланской по происхождению. Однако нет ничего в истории 4-го и 5-го веков, что могло бы заставить нас поверить в то, что эти ассимилированные варвары не были верными римскими солдатами. В действительности, история фиксирует, что они обычно были самыми эффективными и преданными из имперских войск.

Рим в 4-м веке все еще оставался самой мощной военной силой в Западной Евразии. Единственным достойным соперником Рима была Сасанидская Империя на востоке, которая к 4-му веку с трудом удерживалась на границах восточной части римских владений. Геополитическая реальность до 370-ых годов благоприятствовала Риму. До появления гуннов, все свидетельства 4-го века, как исторические так и археологические, указывают на видимость дальнейшего римского имперского владычества, даже при периодических варварских беспокойствах на границах империи.