Битва при Нанси

Герцогство Бургундия к началу правления Карла Смелого (1467 г.) находилось в расцвете сил. Оно представляло собой сильного игрока на европейской арене. Яркой заслугой Карла являлось принятие ряда важных декретов, кардинально изменивших структуру военных сил Бургундии. Его реформы, детально описанные в декретах от 1471, 1472 и 1473 годов, в дальнейшем явились образцом для создания многих европейских армий. Так, к примеру, бургундский опыт использовал Максимилиан при формировании полков ландскнехтов.

К началу войн со швейцарцами (1474 г.), поддерживаемыми французами и влиятельнейшим домом Габсбургов, в распоряжении Карла находилось мощное боеспособное войско, ядром которого была тяжелая кавалерия; остальные отряды формировались по большей части из высокооплачиваемых наемников: фламандских (пикинеры), английских (лучники), итальянских (арбалетчики), немецких (стрелки из ручниц). Хотя в первых двух крупных сражениях (поражения при Грансоне и Морате) Бургундия понесла серьезные потери, к 1477 году, к решающей схватке, это была все та же мощная армия.


В октябре 1476 года Карл с 12.000 армией подошел к Нанси (Лотарингия) и осадил город. К союзникам в борьбе с бургундцами тотчас бросились на помощь швейцарские конфедераты. Союзники были усилены войском из 20 тысяч воинов с различным уровнем подготовки и вооружения. Уже в январе 1477 г. им удалось подойти к осажденному Нанси. Получив весть о приближении противника, Карл решил занять оборонительную позицию к югу от города. Он построил армию вдоль поросшей густыми зарослями реки, используя ее в качестве естественной преграды. Похоже, герцог возлагал большие надежды на легкую артиллерию и английских лучников, показавших крайне высокую эффективность в ходе Столетней войны.

Тем временем армия противника, разведчики которой хорошо изучили позиции Карла, выработала план атаки. Швейцарцы полагались на свою главную силу - пикинеров, поддерживаемых небольшим отрядом кавалерии, арбалетчиками и стрелками с огнестрельным оружием. В бою швейцарцы делились на несколько больших корпусов, каждый из которых вполне мог действовать самостоятельно.

5 января 1477 года три таких корпуса спускались со склона: два из них, словно приманка, шли прямо на бургундцев, а третий - совершал глубокий обходной маневр и заходил с левого фланга. Построены швейцарцы были в обычное каре. И не успели отряды Карла Смелого рассчитать расстояние до идущих по склону пикинеров, как из лесу внезапно возникла угроза правому крылу - наступал вражеский 8-тысячный корпус. Орудия были наспех развернуты в его сторону, но артиллеристам не удалось подобрать нужный угол для эффективного обстрела. Лишь бургундские рыцари успешно отражали атаки вражеской кавалерии. При этом они были бессильны в борьбе с пикинерами. Видя бесполезность артиллерии, Карл решил перебросить лучников с левого крыла. Пока стрелки меняли позицию, конфедераты уже столкнулись с правым крылом бургундцев. Затем подошли и два других корпуса. Под их давлением левый фланг, откуда Карл перебрасывал отряды лучников, очень скоро обратился в бегство. Атаки бургундских всадников были отбиты, а артиллерийские позиции захвачены. Осознавая всю тщетность дальнейшего сопротивления, оборонявшиеся пешие отряды один за другим присоединялись к бегущим союзникам. Бургундия понесла в бою огромные потери, погиб сам герцог.

Во всех трех битвах Бургундской войны (Грансон, Морат/Муртен, Нанси) Карл Смелый занимал оборонительную позицию, и все три случая показали ее несостоятельность. Имея в наличии мощную ударную силу в лице бургундских рыцарей, герцог, кажется, совсем не понимал, как ей пользоваться. Но, судя по его военным декретам (особенно по декрету святого Максимина от 1473), он хорошо разбирался в военной мысли и вникал во все аспекты армейской жизни. Где-то читал, что он изучал военную деятельность таких полководцев, как Александр Македонский и Ганнибал Барка. Но на деле Карл не показал ни Гавгамел, ни Канн. Кстати, позднее, в 1515 г., французы ярко продемонстрировали, как с помощью тяжелых всадников и артиллерии можно разгромить "непобедимых" швейцарцев.