31 июля 1423 года — Битва при Краване.

Одно из сражений Столетней войны, считается одним из высших достижений англичан и их бургундских союзников.

В этой битве около 4 тыс. англичан сумели одержать победу, сражаясь с противником, втрое превосходящим их численно; французские источники винят в этом «трусость» гасконских и испанских наемников, а также медлительность маршала Франции де Северака, не оказавшего в нужный момент помощи авангарду, в результате чего французское войско оказалось рассечённым пополам. В результате победы англичанам удалось изолировать находящуюся у них в тылу пикардийскую группировку под командованием графа д’Омаля, продолжавшего сопротивляться вторжению, и в скором будущем разгромить её окончательно. Также следствием битвы был упадок духа короля Карла VII и как следствие — дальнейшие поражения.

31 июля около 10 часов утра англичане оставили Винсель и продолжили движение уже в другом направлении, выбрав самый удобный подход к городу. Согласно «Хронике Ангеррана Монтреле», французские позиции располагались «на горе».] Современный исследователь М. Нечитайлов отождествляет эту «гору» с довольно высокой грядой, расположенной примерно в 2,5 км от Кравана, по восточному берегу Йонны, вниз по течению. Эта гряда прерывается узким ущельем, слева от которого идет заболоченный участок поймы. Вероятно именно в этих местах располагались французские позиции, преграждавшие путь английским войскам. Потому Солсбери принял решение в Винселе переправиться на западный берег реки и продолжить продвижение в южном направлении с целью выбрать наилучшую позицию для боя.


Французские войска двигались параллельно английским по противоположному (восточному) берегу реки. Армии подошли к узкому мосту, удерживаемому французами и шотландцами. Остановившись неподалеку от него, Солсбери перестроил свою армию в боевой порядок. Англичане должны были спешиться и выстроиться в линию вдоль берега, причём лошадей поместили в тыл. Командование правым флангом принял на себя лорд Уиллогби, левым — Солсбери. Перед сражением были посвящены в рыцари Гийом де Вьенн, сын сеньора де Сен-Жоржа, Жан, сеньор д’Окси, Филипп, сеньор де Тренон, Копен де ла Вьевиль и другие. Если верить летописи, один только Солсбери произвел в рыцарское достоинство не менее 80 человек. В месте, где остановилась английская армия, глубина реки невелика. Вода доходит до пояса, ширина реки не превышает 50 футов, течение довольно быстрое.

В течение трех часов армии стояли неподвижно на противоположных берегах реки, пока Солсбери с криком «Святой Георгий!» не велел знаменосцу двигаться вперед, и вслед за ним вошел в реку. Вслед за Солсбери устремилось остальное войско, так что «противник увидел перед собой в реке около 1500 человек, или более… эфесы их мечей и копья». В то же время лучники не давали французам помешать переправе. Согласно «Книге о предательствах и обидах, нанесенных Францией Бургундскому дому», во время переправы английского войска шотландские лучники осыпали его дождем стрел, после чего бургундские пушкари ответили огнём, приведшим к «немалым жертвам». Англичане под командованием лорда Уиллоуби попытались прорвать оборону шотландцев, забаррикадировавших мост, но все их атаки провалились. К тому моменту англичане достигли восточного берега, где начался ожесточенный рукопашный бой, в дело пошли мечи и секиры.

Первоначально ни одна из сторон не могла добиться решающего перевеса. В такой ситуации комендант крепости сеньор де Шаттлю приказал открыть ворота, и солдаты, бывшие в гарнизоне Кравана, ударили в спину осаждавшим. Оказавшись в тисках между англичанами и городом, французы отступили, причём первыми оставили поле боя наемники — испанцы, ломбардцы и гасконцы. Анонимный автор «Хроники Девы» также отметил, что «Маршал Северак, мессир Робер де Лер и другие позорно бежали к великому ущербу для короля французского; и если бы они остались на местах и исполнили свой долг, как то весьма вероятно, все могло бы повернуться по-иному». Шотландцы, продолжавшие удерживать мост, и упорно отказывавшиеся отступить, понесли самые большие потери.

Отряд капитана Перрине Грассе ещё некоторое время преследовал бегущих, нанося им дополнительный урон, в то время как английская армия вступила в Краван. Потери французских войск оцениваются в 3—4 тыс. шотландских стрелков и около 1200 собственно французов, из них 300—400 дворян. «Хроника военного герольда Берри» приводит другую, более низкую цифру — около 800—1000 человек.

Среди прочих погиб племянник «шотландского коннетабля» Бьюкена Томас Сетон, бастард де ла Бом, Уильям Гамильтон и его сын Эндрю, капитан Джон Поллок, бастард де ла Больё, сир де Фонтэн д’Анжу. Около 400 человек, если верить хронике Монстреле или около 2000 (такую цифру называет Сен-Реми) попали в плен, причём в плену оказался и коннетабль Бьюкен (в этом бою лишившийся глаза и сдавшийся сеньору де Шатлю), граф Вентадур, Стивен и Джон Фернихерст, шотландские рыцари, сеньор де Беллэ и Гийом, сеньор де Гамаш. Ущерб был особенно велик, потому что для отступления оставался, по сути дела, узкий коридор между наступающими англичанами и краванцами — чем победители воспользовались в полном объёме.

Как отмечает в своем «Дневнике» парижский буржуа Жорж Шюффар, к вечеру 3 августа слухи о победе англичан и гибели «3000 или более арманьяков» достигли Парижа. По поводу победы (совпавшей с днем перенесения мощей Св. Стефана) был устроен большой праздник. Шюффар также уверяет, что 1500 человек утонуло в реке, однако факты в его «Дневнике» преувеличены. На следующий день бургундские войска отправились обратно в Бургундию, в то же время Солсбери отправился осаждать Мон-Агийон, а Суффолк — Куси.

В результате поражения французских войск была прервана связь между Пикардией и югом Франции. Территория, по-прежнему поддерживавшая «законного короля», оказалась «разрезана» пополам. Обе части были отныне вынуждены сражаться порознь, не в силах прийти на помощь друг другу, что нанесло жестокий урон делу Карла VII. Поражение при Краване повлекло за собой ещё несколько проигранных битв. Причиной этому, как отмечают исследователи, был упадок боевого духа и попытки Карла уклониться от прямых столкновений с противником.