12 августа 1121 года — состоялась Дидгорская битва.

12 августа 1121 года — между войсками Грузинского царства и западно-сельджукских эмиров Мардина и Хиллы состоялась Дидгорская битва.

Сражение привело к разгрому армии сельджукских эмиров и освобождению Тбилиси, который стал столицей страны. С этого момента начался «Золотой Век» грузинской истории. В память о сражении проводится ежегодный фестиваль, известный как Дидгороба.

Атаки Илгази представляли серьёзную опасность для Королевства Иерусалимского. Иерусалимский король Болдуин II сделал попытку направить атаки сельджуков в совершенно противоположную сторону, на заранее подготовленные позиции, чтобы вместе с Давидом IV нанести им решающее поражение. Необходимо было выманить сельджуков из Малой Азии в Грузию, но сделать это на тот момент не представлялось возможным. Тбилиси на тот момент правил эмир, который хоть и был данником Давида, однако признавал верховную власть только сельджукского султана. Давид IV уже в 1110 мог взять Тбилиси, но не сделал этого, так как исламская коалиция пошла бы по другому пути и ему пришлось бы дать бой на открытой местности, он же планировал лишить коалицию численного преимущества. Поэтому он не брал городов Тбилиси и Дманиси, оставил свободной манглисскую дорогу, чтобы заманить в дидгорские теснины врага и тогда армия сельджуков лишилась бы способности маневрировать.

Грузинская армия того времени состояла из одной тяжеловооруженной кавалерии и пехоты. При поддержке легкой конницы кипчаков, грузинский рыцарь-всадник вооруженный мечом, копьем и щитом, мог спешившись стать меченосцем или копьеносцем. Это придавало войску высокую мобильность и давало возможность совершать молниеносные манёвры. Исламская коалиция направилась по маршруту Гянджа-Дманиси-Тбилиси или же дорогой, идущей из Квемо Картли через Манглиси и Коджори в Тбилиси. Её боевой задачей являлось укрепиться в Квемо Картли и Тбилиси и уже отсюда совершать набеги на всю грузинскую территорию.

В августе 1121 года коалиция вошла в Триалетские ущелья. Она без боя взяла несколько крепостей и другие укрепленные пункты. Пройдя Манглиси, огромное войско Илгази, дорогой по узкому ущелью направилось к Тбилиси. Коалиция приблизилась к Дидгорской горе. Войска сельджуков растянулись в ущелье на километры. Мусульмане знали, что Давид с 56-тысячной армией может здесь на них напасть и, поэтому были готовы к сражению. Давид, заранее зная маршрут мусульманского войска, собирался дать генеральное сражение в Триалетских теснинах, беря в союзники местность.

Он сконцентрировал войско в Ничбисском ущелье, перекрыл и завалил все дороги, ведущие в Шида Картли. Конечно же, он был уверен в своих людях, но этим действием дал понять, что в предстоящем сражении, кроме победы, у грузин другой альтернативы быть не может. Царь Давид со своей личной гвардией занял позиции на западном фланге неприятеля у Ничбиси. Другая часть войска и резерв под началом царевича Димитрия расположились скрытно за дидгорскими склонами на противоположном фланге. Давид совершил непрямое военное действие в канун битвы и благодаря этой диверсии за считанные минуты одержал перевес в сражении, которое сыграло важнейшую роль не только для Грузии, но и для всего тогдашнего христианского мира.

Две сотни грузинских рыцарей вышли из своих боевых порядков и направляются к сельджукам. Сельджуки пропустили «перебежчиков» в свои боевые порядки. Царь Давид специально подготовил этих людей, заранее вошедших в доверие к сельджукам и лично Ильгази, они передавали мусульманам информацию по заданию самого Давида. По заранее оговоренному плану мнимые грузинские перебежчики перед началом сражения должны были перейти на сторону врага, чтобы продемонстрировать превосходство исламских захватчиков и деморализировать войско христиан. Внезапно они выхватили оружие и атаковали сельджуков переднего эшелона, отступив к заранее занятой позиции, где находилось несколько сотен тяжеловооруженных европейских рыцарей, под командованием Болдуина. Контратаковавшие сельджуки были смяты лобовой атакой крестоносцев. Мусульмане лишились преимущества своих лучников и были вынуждены идти в рукопашный бой. Воспользовавшись удачным моментом, Давид ударил с обоих флангов силами конного рыцарства и тяжелых всадников, зажав войско Илгази с трех сторон. Царевич Димитрий, поведя за собой резерв, довершил начатое.

Ошеломление сельджуков сменилось паникой. Авангард элитных сельджукских войск бросился бежать. Тежеловооруженные всадники турок в отчаянной попытке спастись начали вытаптывать сзади стоящие ряды. Паника авангарда сельджуков передалась всему коалиционному войску. Изначальный разгром передовых отрядов превратился в стихийное бегство. Илгази был тяжело ранен в голову и бежал с поля боя. Истребление и преследование остатков войска, которое длилось несколько дней, продолжила легкая кипчакская кавалерия.

В 1123 году в Ширван вторгся султан Махмуд. Царь Давид поспешно собрал 50-тысячное войско и двинулся к нему навстречу. Узнав о надвигающейся силе, султан поначалу решил отступить, но после переговоров с ширванцами остался на месте, готовясь к битве, но битва не состоялась, по причине разлада между грузинами и кипчаками, после чего войска грузинского царя отступили. В 1124 году Давид завоевал Ширван. В том же году представители армянской столицы Ани обратились за помощью к грузинскому царю и попросили освободить город от турок. Турки господствовали в Ани в течение 60 лет.

Царь Давид освободил этот древний город и присоединил к Грузинскому царству. Это было последним успехом Давида IV — 24 января 1125 г. великий грузинский царь скончался. Но именно при Давиде Строителе начинается грузинский ренессанc — строится Гелатский монастырь, при котором функционировала высшая философско-богословская академия. Она собрала в своих стенах самых выдающихся грузинских теологов, философов, ораторов, переводчиков и филологов, среди которых был величайший мыслитель средневековой Грузии неоплатоник Иоанэ Петрици, пользовавшийся известностью и авторитетом и в Византийской империи. Такая же академия была основана и в Икалто, в Кахети. Общепризнанным очагом культуры стал основанный ещё в Х в. грузинский монастырь на Афонской горе — Иверон, где подвизались известные деятели — Иоанн и его сын Евфимий Афонские, Георгий Святогорец и др. После многих побед Давида IV над мусульманами за ним, кроме имени Пресвитера Иоанна, укрепилось и другое — «Меч Мессии».