Батарея капитана А.Зубкова

Батарея № 394 Андрея Зубкова расположена между Геленджиком и Новороссийском.Среди артбатарей береговой обороны батарея № 394занимала особое место . Ее строительство началось 15 июля 1941 г. в 300 м к северу от мыса Пенай на небольшой возвышенности. Место для строительства было выбрано военными специалистами не случайно. С высоты м.Пенай Цемесская (Новороссийская) бухта просматривается как на ладони. Руководил строительством военный инженер 3 ранга М.Кокин. 8 августа 1941 г. строительство закончилось. На батарее были установлены четыре корабельных орудия калибром 100 мм прицельной дальностью стрельбы 22 км, дальномер, построены командный пункт, химический пост, артиллерийские погреба, хозяйственные и жилые помещения для личного состава. Командиром батареи был назначен ст. лейтенант, впоследствии капитан, Андрей Эммануилович Зубков. Основной боевой задачей батареи была охрана Цемесской бухты от кораблей противника. С этой задачей артиллеристы справились блестяще. Несмотря на то, что немецко- фашистские войска в течение года (1942-43 г.) владели большей частью Новороссийска, ни один корабль противника в Цемесскую бухту не вошел.

Первое боевое крещение она получила в 22 августа 1942 года. Около 17 часов батарея № 394 вступила в бой, открыв огонь на дальних подступах к Новороссийску по вражеской механизированной колонне, двигавшейся от ст.Неберджаевская к морю. Так началась полная драматизма и напряжения боевая жизнь батареи.

Через 2-3 дня после первой стрельбы немецкий самолет разведчик “ФВ-189” обнаружил позиции батареи. С этих пор начались систематические артобстрелы дальнобойной артиллерией, сменяемые бомбардировками с воздуха. Особенно свирепствовала немецко-фашистская авиация в апреле 1943 г., в период осуществления операции “Нептун”, ставившей своей целью уничтожение плацдарма “Малая земля”. В эти дни вражеская авиация совершала по 17-20 налетов, а 19 апреля - 39 налетов (!), в каждом из которых участвовало по 10-12 самолетов в группе. Здесь совершалось немало героических поступков личного состава, работавших иногда на пределе физических и моральных возможностей. Под грохот рвущихся снарядов и бомб, в сплошном дыму и пыли приходилось вести огонь по противнику, одновременно заниматься исправлением повреждений в механизмах, тушить гревший боезапас, расчищать завалы из камня и бетона, сваленных деревьев, исправлять порванную и выжженную телефонную линию. Все остальное осуществлялось ночью. Эвакуировали раненых, восстанавливали нарушенную маскировку, доставляли снаряды к орудиям в орудийные дворики. Правда, иногда заготовленных на день снарядов не хватало, и тогда артиллеристам приходилось преодолевать расстояние 100-150 м до хранилищ боезапаса и подносить снаряды под обстрелом. Распорядок дня строился на темное время суток. Завтракали рано утром до рассвета, обедали и ужинали поздно вечером или ночью, днем лишь налегке подкреплялись за счет консервов, сухарей и т.п.

Скупыми фразами заносились в журнал сведения о боевых действиях: уничтожен и рассеян взвод пехоты противника, подавлен огонь батареи, взорван склад с боеприпасами... Из флотской газеты “На страже”, 1942 г.: “...Получено сообщение о движении танков противника. В бой вступают все орудия Репина, Кирина, Филиппенко, Зинченко. Батарея посылает снаряд за снарядом. Шесть головных танков подбиты, остальные повернули назад... В этом бою отличились замковый Умрихин, заряжающий Рябикин... К вечеру батарея подожгла колонну автомашин с боеприпасами. Долго рвались снаряды, пылали грузовики, освещая небосклон багряным заревом...”.

В ходе боевых действий за Новороссийск батарея № 394 помимо основной задачи выполняла и другие. Вела боевые стрельбы по наземным и береговым объектам с целью уничтожения техники и живой силы противника. Оказывала огневую поддержку при высадке морских десантов на Малую землю и в Новороссийский порт. Это была самая близкая к линии фронта (6 км) и самая результативная береговая батарея Новороссийской военно-морской базы. Не случайно за точную и меткую стрельбу батарею капитана Зубкова, с легкой руки писателя Георгия Гайдовского, называли “регулировщиком уличного движения” в Новороссийске. “На этой батарее, - писал тот же Гайдовский, - мужество и отвага были помножены на выдержку, знание, точность”.

16 сентября 1943 г. батарея произвела последний боевой выстрел по уходящему из Новороссийска противнику.