«К утру я заработаю титул лорда».

Днем, 1 августа 1798 г. на флагмане британской эскадры, линкоре «Венгард», была получена информация о месте нахождения и боевом ордере противника. Нельсон ликовал: неуловимый противник, наконец, объявился, стал осязаем, а значит уязвим. Адмирал собрал капитанов и объявил о своем решении драться. План, предложенный им, соответствовал уже известной в Англии склонности сэра Горацио к нестандартным действиям. Нельсон славился своим умением опровергать проверенные и укоренившиеся тактические схемы. Он решил полностью опрокинуть построенные на догматичных представлениях планы французского адмирала. Надеясь на отличную подготовку своих экипажей, он приказал атаковать, во-первых, вечером, что противоречило азам представлений о морской тактике. Во-вторых, одной из колонн Нельсон приказал втиснуться между неприятельским фронтом и прибрежными отмелями, невзирая на риск посадки кораблей на мель. Таким образом, французы попадали в положение между двух огней. И, наконец, атаку надлежало начинать, заходя на противника с востока, где располагались слабейшие вражеские корабли. Посвятив подчиненных в свои планы, провожая отъезжающих на свои корабли капитанов, Нельсон напутствовал их словами: «К утру я заработаю титул лорда или Вестминстерское аббатство». События пошли по первому варианту.

Англичане атакуют.

Когда около 16 часов Брюэсу доложили о приближении неприятеля, француз остался спокойным. Он прибывал в полной убежденности, что вечером противник атаковать не будет. Значит, в запасе целая ночь. За это время можно было дождаться возвращения части экипажей, отправленных на берег за водой, перестроить колонну и к рассвету встретить неприятеля во всеоружии. Однако вместо половины суток Нельсон дал французам всего 45 минут. Колонна английских кораблей полным ходом приблизилась к головной части линии противника и открыла огонь. При этом часть кораблей вошла в промежуток между берегом и противником, обстреливая неподготовленные к бою борта французов. В таком порядке англичане постепенно продвигались вдоль враждебной линии, громя один французский линкор за другим. На рассвете от французского флота остались невредимыми лишь 4 корабля, сумевших под руководством адмирала Вильнева покинуть ставшую западней Абукирскую гавань и вырваться в открытое море. Остальные корабли были уничтожены или стали добычей англичан. Эскадра Нельсона потерь в кораблях не имела.

Значение победы.

Победа при Абукире имела неоценимое стратегическое значение. Английский флот вернул себе господство в бассейне Средиземного моря. Армия Наполеона оказалась отрезанной от родины. Значение Египта, попавшего в руки французов, разом обесценилось. Без прикрытия военного флота, оставшегося в Абукирской бухте, нельзя было послать Бонапарту ни одного солдата на помощь, а из Египта перевести в метрополию ни грамма полезного груза. Вдобавок берега южной Европы больше не подвергались риску попасть под удар французского флота, что немедленно подняло политический престиж англичан в глазах народов и правительств континента.

Имя Нельсона стало известно всем англичанам, от мала до велика. Адмирал по праву считался спасителем империи, обладание которой, по меткому выражению, являлось для англичан «вопросом желудка». Страна триумфально встретила флотоводца, отстоявшего британское право управлять морями.