«Русские идут!»

Осенью 1813 года по Голландии прокатилась весть: «Русские идут!». И действительно, армия Российской империи вступила в пределы голландских владений Франции.

Одним из генералов, командовавших русскими «летучими отрядами», был будущий глава Третьего отделения СЕИВК Александр Христофорович Бенкендорф. Он командовал отрядом, состоявшим преимущественно из кавалерии, и немало побед было одержано благодаря подвижности этого рода войск. С другой стороны, это ограничивало его возможности по взятию крепостей и фортов, занятых французами. Однако, 27 ноября Бенкендорфу удалось взять крепость Бреду, которая прикрывала Антверпен, имевший стратегическое значение. Взять его Александр Христофорович не мог, из-за недостатка пехоты и артиллерии, но Бреду, до прихода союзников было необходимо удержать.

Значение Бреды понимали и французы, поэтому выбивать русский отряд из «одной из самых сильных крепостей Голландии» был отправлен почти 7-ми тысячный отряд под командованием генералов Роге и Лефевра-Денуэтта, при 30 орудий, основу которого составили солдаты Молодой гвардии. Бенкендорф узнал о движении неприятеля своевременно, и чтобы выиграть время, тревожить неприятеля был отправлен отряд генерала Егора Сталя, и казаки полковника Александра Чеченского.

В инженерном отношении Бреда была довольно сильной крепостью, однако не имела ни артиллерии, ни припасов на случай осады. На помощь пришли голландцы, они по воде доставили артиллерию и припасы, захваченные русскими в ближайших французских фортах. Последние корабли подходили к Бреде уже на виду у французов, и так необходимые гарнизоны припасы удалось спасти, только благодаря отчаянной атаке башкирской кавалерии Гагарина.
Однако, на то чтобы установить орудия, необходимо было время, а подход англичан и прусаков, ожидался не ранее чем через несколько дней, поэтому Роге атаковал сходу. Французов встретила русская пехота, и 8 конных орудий. Первый штурм провалился. Тогда французы начали обстрел города. Очень удивлённый тем, что гарнизон не отвечает (защитники в это время размещали свою артиллерию на позициях), Роге отправил парламентера, с предложением почётной сдачи. Бенкендорф отказался, а после отбытия парламентера, «салютовал» в сторону французов из почти 30 орудий, приведя последних в изрядное замешательство. Роге продолжил обстрел, и начал готовиться к очередному штурму.

Бенкендорф же спешно собирал всех готовых и способных сражаться. К русскому отряду (насчитывавшему по разным оценкам от 3 до 5 тыс. человек) присоединились прусские партизаны майора Петера фон Коломба, свежесформированный батальон голландской национальной гвардии и почти три сотни англичан, которых французы пленили в Испании, а Бенкендорф освободил. Такое национальное многообразие довольно сильно осложнило оборону, защитники друг друга просто не понимали. По воспоминаниям Коломба «защита Бреды напоминала вавилонское столпотворение».

9 декабря состоялся очередной штурм, при отражении которого, особенную храбрость, по воспоминаниям Бенкендорфа, проявила национальная гвардия. После ночного обстрела французы, опасавшиеся прибытия подкреплений к гарнизону, пошли на решающий штурм. Чтобы отразить его, Бенкендорф был вынужден спешить гусар Павлоградского полка, своих самых боеспособных кавалеристов. К вечеру гусары и казаки, при 4 конных орудиях совершили вылазку против осаждающих, и неожиданно опрокинули их. Как позже выяснилось, французов с тыла атаковал казачий отряд, решивший на свой страх и риск помочь осаждённым. Роге и Лефевр-Денуэтт приняли их за авангард прусской армии и приказали прекратить штурм. Пока разобрались – время было упущено. А утром французы получили достоверные сведения о подходе настоящий прусской армии. 12 декабря 1813 года священник Тульского пехотного полка Михаил Мацкевич отслужил благодарственный молебен на стенах Бреды, на котором присутствовали голландцы и прусаки.

Бенкендорф сдал крепость союзникам, и его отряд соединился с главными силами. За свои подвиги в Голландии он получил: от Прусского короля - орден Красного орла высшей степени, от шведского принца – орден Меча высшей степени, от Вильгельма Оранского – шпагу с надписью «За Амстердам и Бреду», от Александра I – орден Святого Владимира 2-й степени.