Осада Чигирина (1677)

Осада длилась с 3 по 29 августа 1677 года турецкими и крымско-татарскими войсками состоялась в ходе русско-турецкой войны 1672—1681 годов.

Русский гарнизон и запорожские казаки стойко обороняли город, отбили несколько попыток штурма, а своевременный подход деблокирующей армии вынудил турок снять осаду. Попытка Османской империи утвердить на Правобережье Малороссии провалилась.

Весной 1677 года армия Ибрагим-паши, прозванного «Шайтаном», собралась на берегу Дуная и в конце мая выступила в Малороссию. В походе участвовали те же войска, что перед этим одержали победу над поляками и заняли 70 городов в Подолии. Численность турецкой армии источники определяют по-разному: от 60 до 80 тысяч. Ибрагим-паша планировал в три дня взять Чигирин, а затем Киев. В обозе турки везли бывшего инока Гедеона — Юрия Хмельницкого, которого султан объявил гетманом, однако расчёт на то, что казаки перейдут на сторону турецкого ставленника, не оправдался. Запорожская сечь отказалась его признать.
На усиление чигиринского гарнизона Москва направила три стрелецких приказа, всего 2197 человек. Солдат Шепелева и Кровкова оставалось около 1800, гетман Самойлович прислал 4 казацких полка — 4500 пехоты с мушкетами, а перед приходом турок — ещё 500 казаков. Таким образом, силы обороняющихся составляли примерно 9 тыс. человек. Руководить обороной в апреле 1677 года был назначен генерал-майор А. Ф. Трауэрнихт. Кровков был направлен в армию князя Ромодановского. Выдержать имевшимися силами осаду семикратно превосходящей армии противника было невозможно, поэтому задачей гарнизона было продержаться до подхода армий Ромодановского и В. В. Голицына, направленных на помощь крепости.

30 июля передовые части турок подошли к крепости, 3 августа появились главные силы. В тот же день осажденные сделали первую вылазку. На следующий день они повторили её большими силами: Трауэрнихт направил 900 охотников стрельцов, а из Нижнего города выступило больше тысячи казаков. На старом валу начался бой, продолжавшийся до вечера. Осажденные выбили турок с вала, после чего вернулись в крепость. В ночь на 5 августа турки отрыли шанцы и поставили в 50 саженях от крепости две батареи из восьми 60-ти и 51-фунтовых орудий. Затем турецкий командующий послал в крепость требование о сдаче. Получив отказ, турки за два часа до рассвета открыли огонь по Верхнему городу и Спасской башне. Бомбардировка продолжалась весь день: тяжелые орудия подавили артиллерию крепости и разрушили верхнюю часть стены.

В ночь на 6-е осаждающие продвинули шанцы на 10 саженей к Верхнему городу и, поставив батареи, возобновили обстрел, повредив стену Дорошенковской башни, которую обороняли стрельцы, и вынудив тех снять орудия. Следующей ночью они придвинулись ещё на 10 саженей и начали обстрел башни Козий рог, подавив крепостную артиллерию и пробив стену в нескольких местах. Затем той же ночью траншеи были подведены ещё ближе, так что расстояние между противниками составило всего около 20 саженей. Теперь турки вели огонь практически в упор. На рассвете 7 августа стрельцы и казаки произвели вылазку, забросав турок ручными гранатами, а затем переколов копьями и захватив ближнюю траншею. Противник был отброшен на 10 саженей. После этого Трауэрнихт усилил укрепления, насыпав в трёх метрах позади стены новый вал, на котором были установлены орудия, открывшие огонь по туркам.

Артиллерийская и ружейная перестрелка под Чигирином продолжалась без перерыва до 9 августа. В этот день стрелецкий полуголова И. Дуров с отрядом из 600 стрельцов и 500 казаков произвел вылазку, атаковав с помощью ручных гранат, а затем бросившись в рукопашную. Турки подтянули подкрепление из тыла и к вечеру отбросили противника обратно в крепость. Затем турки довели шанцы до крепостного рва, и провели подкоп под стену у Спасской башни. Мощный взрыв разрушил стену, после чего османы крупными силами атаковали брешь, но были отбиты. Тогда осаждающие установили батареи в 30 саженях против башни Козьего рога, но и там не добились успеха: артиллерийским огнём из крепости батарейные укрепления были разрушены, а часть орудий разбита. 17 августа турки произвели подкоп под Нижний город и взорвали восемь саженей стены, которая рухнула в ров, после чего бросились на штурм «всеми силами». Трауэрнихт направил в пролом 12 стрелецких сотен, которые вместе с казаками отразили приступ и заставили турок отступить в траншеи. Патрик Гордон исчисляет потери турок в этом деле в 100 человек, осажденных — в 12 убитых и 18 раненых

После неудачных штурмов натиск османов ослаб. Дни проходили в артиллерийских перестрелках. Осажденные периодически устраивали вылазки, в ходе которых им удалось захватить три знамени. Подкопы под башню Козий рог были вовремя обнаружены и засыпаны. Около 17 августа один раненый стрелец объявил, что во сне ему было видение: «в ыноческом платье стар человек, наподобием чудотворцу Сергию». Старец повелел объявить осажденным, чтобы они стояли крепко, и что помощь уже близко. Трауэрнихт устроил по этому случаю торжественный молебен для поднятия духа гарнизона, а священники окропили укрепления святой водой. По словам участника обороны, это событие значительно повысило боевой дух гарнизона.. Турки постепенно все ближе подбирались к стенам. Они забросали землёй ров напротив башен Спасской и Козьего рога, выкопали траншеи, начали засыпать крепость зажигательными стрелами и подвергли её сильному обстрелу из мортир. Именно навесной огонь причинял осажденным наибольший ущерб. 20 августа в крепость прибыло подкрепление, высланное Ромодановским и Самойловичем. Полуполковник Ф. Тумашев с отрядом из 615 белгородских драгун и 800 сердюков переправился через Днепр у Бужина перевоза (в 20 км от Чигирина), а затем ночью лесом и болотом вышел к Корсунской башне, и утром под бой барабанов и с распущенными знаменами вошёл в крепость.

23 августа в Чигирине услышали артиллерийскую стрельбу со стороны Днепра и поняли, что русско-запорожское войско вышло к реке. На следующий день Ибрагим-паша и крымский хан с большей частью сил выступили к Бужину перевозу, чтобы помешать переправе союзников. У Чигирина осталась часть турецкой пехоты, молдавские и сербские войска и осадная артиллерия. Обстрел крепости был усилен. Потерпев неудачу на Бужине перевозе, турки предприняли последний отчаянный штурм. Артиллерийский обстрел был самым ожесточённым за все время осады. В нескольких местах осаждающие засыпали ров и начали возводить вал, рассчитывая довести его высоту до крепостных стен, чтобы атакующая пехота могла прямо по нему взобраться наверх. Эта попытка обернулась для османов большими потерями, так как защитники крепости открыли плотный огонь, а подступивших к стенам забросали ручными гранатами. В ночь на 29 августа Ибрагим-паша сжег лагерь и отступил. Турки бросили большие запасы продовольствия, ядра и гранаты, однако, отступили в порядке, увезя с собой пушки. Осажденные не препятствовали их уходу, опасаясь в случае вылазки попасть в засаду.

5 сентября русские войска и запорожские казаки вошли в Чигирин. Если бы войско Ромодановского и Самойловича задержалось ещё ненадолго, Чигирин бы не удалось удержать, так как боеприпасов в крепости оставалось на три дня. 9 сентября, в виду того, что весь район Чигирина был опустошён турками и там было затруднительно добыть фураж и продовольствие, войска были уведены за Днепр.

Османы, согласно отчёту Трауэрнихта, потеряли под стенами Чигирина около 6 тыс. человек. Потери осажденных составили 530 казаков, 136 убитых стрельцов и солдат и 391 раненый. По словам Патрика Гордона, стрельцов погибло 150, «других русских» (вероятно, солдат) 48, казаков 800. Более высокие потери среди казаков объясняются тем, что они составляли более половины гарнизона и защищали наименее укреплённую часть — Нижний город.

В кампанию 1677 года русско-запорожские войска нанесли туркам и татарам чувствительное поражение, так что те, по словам казаков Самойловича, «и чепи, в которых им было вести взятых людей в Чигирине, по дороге метали», однако, тем сильнее было желание османов взять реванш и закрепить за собой Правобережную Малороссию. В следующем году в поход на Чигирин выступил с ещё большей армией сам великий визирь Кара-Мустафа.