"Азов" в бою". Наварин, Греция. 20 октября 1827 года

Наваринское морское сражение 1827 года — крупное морское сражение между соединённой эскадрой России, Англии и Франции, с одной стороны, и турецко-египетским флотом — с другой. Произошло 20 октября 1827 года в Наваринской бухте Ионического моря на юго-западном побережье полуострова Пелопоннес. Сражение следует рассматривать как один из эпизодов Греческой национально-освободительной революции 1821—1829 годов. Разгром турецкого флота в Наваринском сражении значительно ослабил морские силы Турции, что послужило значимым вкладом в победу России в дальнейшей русско-турецкой войне 1828—1829 года. Наваринское сражение обеспечило поддержку греческого национально-освободительного движения, результатом которого по Адрианопольскому мирному договору 1829 года стала автономия Греции.

«Азов» — 74-пушечный парусный линейный корабль, флагман русского флота, герой Наваринского сражения, первый русский корабль, удостоенный кормового Георгиевского флага. «Азов» относился к типу «Иезекиль» — последней крупной серии русских парусных кораблей. Эти корабли обладали прочным корпусом, хорошей мореходностью, удобным расположением орудий и рациональной внутренней планировкой. Всего было построено 25 кораблей этого типа. Хотя эти корабли классифицировались как 74-пушечные, в реальности они вооружались бо́льшим числом орудий.


«Азов», получивший своё имя в честь победы Петра I над турками в 1696 году, вошёл в состав Балтийского флота Российской империи и за пять лет своего существования стал одним из самых прославленных кораблей Русского флота. Славу и Георгиевский флаг ему и его экипажу принесло участие в Наваринском сражении 1827 года, в котором «Азов» одержал победу в бою с пятью турецкими кораблями (в том числе с 80-пушечным флагманом «Мухарем-бей»).

Этот 74-пушечный корабль был заложен в Архангельске 1 ноября 1825 года и спущен на воду 7 июня 1826 года. Официальным строителем корабля считался знаменитый мастер Андрей Курочкин, который за 35 лет службы построил на архангельских верфях 87 судов. Однако, ко времени постройки «Азова» Курочкин был уже пожилым человеком («Азов» стал его последним кораблём), и фактически работы возглавлял его помощник, впоследствии известный кораблестроитель Василий Ершов.

Ещё во время строительства в феврале 1826 года командиром корабля «Азов» был назначен известный мореплаватель и первооткрыватель Антарктиды, капитан 1 ранга Михаил Петрович Лазарев. Получив это назначение, Лазарев принял активное участие в постройке корабля. После осмотра строящегося «Азова», Лазарев предложил внести в его конструкцию ряд изменений; 22 пункта из перечня Лазарева были приняты, что позволило существенно улучшить корабль. Он уделял особое внимание боевой мощи корабля и удобству планировки его внутренних помещений. «Азов», построенный известным мастером с учётом пожеланий прославленного мореплавателя, оказался настолько хорош в конструктивном отношении, что по этому проекту на верфях Архангельска и Петербурга с 1826 по 1836 годы было построено пятнадцать однотипных кораблей, а подлинный его чертёж был выгравирован на медной доске, «для сохранения его и впредь в неизменности».
В августе-сентябре 1826 года «Азов» в составе экскадры под общим командованием М. П. Лазарева перешёл из Архангельска в Кронштадт.
В 1827 году подводную часть «Азова» обшили медью. На корабль была также установлена недостающая артиллерия.

При начале перехода из Архангельска в Кронштадт «Азов» попал в жестокий северо-западный шторм, во время которого нижние реи корабля были спущены. После этого при поднятых парусах в бом-брамсельный ветер был сломан грот-марса рей, но повреждения быстро удалось исправить. В проливе Скагеррак корабль был прихвачен крепким северо-западным ветром. В Копенгагене дул встречный ветер, из-за чего корабль простоял там три дня. 19 сентября «Азов» подошёл к русской эскадре, стоявшей на рейде у Кронштадта и 4 октября вместе с остальными кораблями вошёл в гавань.
2 апреля 1827 года русская эскадра, под командованием адмирала Сенявина, вытянулась на Кронштадтский рейд согласно поступившим распоряжениям. Адмирал поднял свой флаг на корабле «Азов»; младшими флагманами были корабль «Александр Невский», под командованием вице-адмирала Лутохина, и корабль «Святой Андрей», под командованием контр-адмирала графа Гейдена. Вся эскадра состояла из девяти кораблей, семи фрегатов и одного корвета.
В полночь 22 июня 1827 года на корабль «Азов» поднялся император Николай I. Ночным сигналом было приказано сняться с якоря; с восходом на «Азове» под пушечный салют из крепостных и корабельных пушек был поднят штандарт, означающий присутствие императора. При прощании с русской эскадрой на корабле «Азов» Николай I произнёс: «Надеюсь, что в случае каких-либо военных действий, поступленно будет с неприятелем по-русски».
В этот же день «Азов» в составе эскадры отправился в Англию. 9 августа 1827 года эскадра прибыла в Портсмут, главную базу английского флота.

Наваринское сражение 1827 года, бывшее, с одной стороны, частью греческого национально-освободительного движения, с другой — проявлением борьбы России и Турции за влияние на Балканах, стало одним из ярчайших морских сражений XIX века. Участниками сражения были соединённые эскадры России, Англии и Франции, с одной стороны, и турецко-египетский флот — с другой.

В час дня соединённый флот приблизился ко входу Наваринской гавани двумя колоннами. Одна из них состояла из английских и французских кораблей, а другая — из российской эскадры. После того, как колонна союзников миновала крепостные батареи и встала на якорь, российская колонна с идущим впереди адмиралтейским кораблём «Азов» подошла ко входу гавани.
В это время на одном из турецких брандеров произошла сильная ружейная пальба, в которой был убит английский лейтенант Фиц-Рой, посланный в качестве парламентёра. В его задачи входило заставить командира брандера отойти дальше от союзных кораблей. Через некоторое время с одного из египетских корветов раздался первый выстрел в сторону французского фрегата.

После приближения «Азова» ко входу в гавань он оказался между батареями Наваринской крепости и батареями острова Сфактерии, с которых сразу же был направлен перекрёстный огонь против корабля, а потом и против других по мере их приближения. Не обращая внимание на выстрелы пушек, «Азов» продолжил своё движение, не стреляя в ответ, и стал на якорь в запланированном месте. Корабли «Гангут», «Иезекииль», «Александр Невский» и четыре шедших за ними фрегата заняли назначенные им места.

Заняв своё место, «Азов» вступил в бой против пяти неприятельских кораблей, находившихся на расстоянии полутора-двух кабельтовых. На русский линейный корабль обрушились 60- и 36-фунтовые ядра. Одним из выстрелов «Азова» была перебита грот-мачта крупного турецкого корабля, который сильно накренился, и его ядра перестали попадать в «Азов». Вскоре турецкому кораблю пришлось отойти на вторую линию. Почти одновременно снаряд с «Азова» попал в крюйт-камеру другого турецкого корабля, и тот взлетел на воздух. Сам «Азов» также получил сильные повреждения: фок-мачта была выбита из степса, две пушки соскочили с брюков, от зажжённого фитиля стал взрываться порох, начался пожар. Однако, проявив исключительное самообладание, моряки быстро справились с пламенем.

В ходе сражения «Азов» оказывал помощь соседям: рядом с ним вёл артиллерийскую дуэль с 84-пушечным линейным кораблём турецко-египетской эскадры английский флагман «Азия». В один из моментов боя неприятельский корабль развернулся кормой к «Азову». Командир корабля Михаил Петрович Лазарев немедленно воспользовался этим и приказал ударить по нему из 14 пушек левого борта. В результате кормовая оконечность турецкого корабля была полностью разрушена, там начался сильный пожар, а поскольку «Азов» картечным огнём помешал туркам ликвидировать огонь, очень скоро корабль неприятеля, охваченный пламенем, взорвался.
В итоге русский флагман потопил три фрегата, один корвет, вынудил выброситься на мель и сжёг 80-пушечный турецкий флагман «Мухарем-бей».

В бою «Азов» получил 153 пробоины, были перебиты все мачты, стеньги и реи, прострелены паруса, перебит такелаж. Среди экипажа потери составили 24 человека убитыми и 67 ранеными.

Сражение продолжалось около четырёх часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота. Русская эскадра под командованием контр-адмирала Логина Петровича Гейдена разгромила весь центр и правый фланг неприятельского флота. Она приняла на себя главный удар превосходящего числом и орудиями противника и уничтожила большую часть его кораблей. Потери турецко-египетского флота составили более 60 кораблей и более 4000 человек убитыми и ранеными. Союзники не потеряли ни одного корабля.

После сражения «Азов» с эскадрой вышел из Наваринской бухты и 27 октября прибыл в Ла-Валетту, где встал на ремонт. 29 декабря 1827 года «Азов» был награждён кормовым Георгиевским адмиральским флагом. 22 марта 1828 года Георгиевский флаг, специально доставленный из России курьером, был поднят на русском флагмане. Вся эскадра салютовала «Азову» пятьюстами выстрелами. 1 апреля 1828 года на «Азове», там же, в Ла-Валетте, состоялся суд над офицерами корабля «Александр Невский», так же находившимся на ремонте. Офицеры обвинялись в бесчеловечном обращении с матросами.

«Азов» участвовал в русско-турецкой войне 1828—1829 годов, крейсировал у берегов Греции, в Эгейском море, участвовал в блокаде пролива Дарданеллы, а в начале 1830 года вышел от острова Порос в Россию по маршруту Мальта — Гибралтар — Ла-Манш — Копенгаген и в мае прибыл в Кронштадт. Во время этого плавания «Азов» шёл во льдах по Финскому заливу.

С июля по октябрь того же года «Азов» находился в практическом плавании с эскадрой в Финском заливе. В мае 1830 года корабль вернулся в Кронштадт. В 1831 году корабль-герой был разобран, так как повреждения, полученные кораблём в боях и за время трёхлетнего похода вдали от баз, оказались достаточно серьёзными.