kstk71 (kstk71) wrote,
kstk71
kstk71

Category:

Участие франков в битве при Дидгори.

Время, предшествовавшее Дидгорской битве, которая во многом определила весь последующий ход исторического развития грузинского государства, было насыщено военно-политическими изменениями, перекроившими карту Ближнего Востока.

Первый крестовый поход приостановил продвижение сельджуков не только в направлении Ближнего Востока и Малой Азии, но и в Закавказье. Именно во многом благодаря прибытию крестоносцев в Азию грузинский царь Давид Строитель усилил свои позиции, постепенно избавившись от сельджукского ига. Непрерывные войны новообразованных государств крестоносцев и грузин с мусульманами ослабляли позиции сельджуков в регионе.

В это время наибольшую опасность для северных латинских государств представляли анатолийские турки, Артукиды и войска султана из Мосула, которые вели частые войны с графством Эдесским и княжеством Антиохийским. После смерти Танкреда, регента Антиохии (1112 г.), который проводил наступательную политику против мусульман, к власти пришел Роже де Принчипато. Последний продолжил внешнюю политику Танкреда. В 1115 г. Роже отразил вторжение войск султана Мухаммада, а потом разбил его армию в битве при Телль-Данисе, или Сармине (14 сентября 1115 г.). После убийства атабека Алеппо Лулу, Роже усилил натиск на город. В итоге жители Алеппо призвали на помощь правителя Мардина Наджм ад-Дина Ильгази б. Артука (ок. 1062-1122), который завладел городом.


Военная гегемония на Ближнем Востоке начала переходить к Артукидам, пользовавшихся непререкаемым авторитетом среди мусульман. Дальнейшие события подтвердили опасения христиан. Летом 1119 г. Ильгази атаковал княжество Антиохия. Князь Роже не стал ожидать помощи из Иерусалима и Триполи, и двинулся навстречу Ильгази. 28 июня 1119 г. антиохийская армия (700 рыцарей и 3000 пехотинцев) была наголову разбита туркменами в битве при Балате (или, как ее называли сами франки, на Кровавом поле). Сам князь был убит, большинство его воинов погибли или оказались в плену. Сокрушительное поражение потрясло многих, население Антиохии призвало короля Иерусалима Болдуина II, ставшего регентом княжества. Княжество утратило ал-Асариб и Зардану на восточных границах, а также Альбару и Мааррат-ан-Нуман на юге. Однако, столица княжества устояла, а после второй битвы при Телль-Данисе (14 августа 1119 г.) Ильгази пришлось отступить в Алеппо. Непосредственная угроза Антиохии была ликвидирована, хотя угроза нового вторжения оставалась. Действительно, в начале июня 1120 г. армия Ильгази появилась уже под Азазом, а потом под Антиохией. Ситуация оставалась нестабильной. Несмотря на то, что стороны заключили в начале 1121 г. перемирие , уже весной 1121 г. Болдуин с помощью войск из Эдессы снова перешел в наступление. В конечном счете Ильгази был вынужден заключить мир с франками на довольно благоприятных для тех условиях.

Видимо сам эмир Ильгази планировал поход на грузин, поэтому спешил с заключением перемирия с иерусалимским королем. В это самое время царь Давид и его сын Деметрэ активно расширяли свои территории, притесняя сельджуков практически на всех направлениях южных границ, что вызвало ответную реакцию Ильгази. Артукид поставил перед собой две цели: усмирить Грузию, а потом отбить у крестоносцев Антиохию и Иерусалим, о чем пишет антиохийский канцлер Готье(что мало вероятно,поскольку об Антиохии и Иерусалиме можно было и не мечтать), современник описываемых событий. Хотя, до поры до времени Ильгази не интересовался проблемами мусульман Грузии, однако желание обогатиться и прославиться, когда его репутация победителя при Балате значительно упала после неудач 1119-1121 гг., стало решающим фактором в решении организовать поход на грузин. Ибн ал-Азрак пишет, что Ильгази призвали жители Тбилиси, т.е. Тбилиского эмирата, Ибн ал-Каланиси и Камал ад-Дин причиной появления Ильгази видят приглашение Тогрула б. Мухаммад. Это вполне согласуется с известием Ибн ал-Азрака, что к Тогрулу перед этим обращались тбилисцы, но он не смог им помочь . Один источник, впрочем, доказывает, что Ильгази не забывал об Антиохии.

Военно-политическая стратегия Ильгази содержала две цели: Грузия и Антиохия. Естественно, об этом не могли не знать и грузины, и франки Антиохии, осведомленность антиохийского канцлера тому подтверждение. Вероятно, именно это обстоятельство вынудило Антиохию отправить в Грузию своих воинов для оказания грузинам помощи в борьбе с их общим противником - Ильгази, возглавившего коалицию мусульман. Хотя, не исключено, что контакты у грузин могли быть с Эдесским графством. Во-первых, графство располагалось намного ближе к границам Грузии, а во-вторых - человеческие ресурсы графства не пострадали в 1119 г. как у Антиохийского княжества. Ибн ал-Азрак пишет, что тбилисцы обратились к Ильгази в 515 г.х., т.е. не раньше второй половины марта 1121 г. Открытая война между Антиохией-Эдессой и Ильгази возобновилась уже в мае. Военные действия против Алеппо продолжались и потом - мир был заключен перед грузинским походом. Эдесса, и, тем более Антиохия, вряд ли могли себе позволить отправку сотни рыцарей в 1119 г. (после гибели армии!), и в 1120 г., и в 1121 г., когда франкские правители рассматривали мир как недолгое перемирие перед отвоеванием утраченных в 1119 г. земель.

Учитывая изложенное выше, возникает вопрос: как эти воины успели к лету 1121 г. добраться до Грузии? Морем, огибая всю Малую Азию, а потом сушей через византийские владения в Трапезунде или прямо через Абхазию? Это очень долгий путь, и требующий предварительной подготовки, прежде всего, это - обеспечение похода (франки должны были везти с собой коней) и дипломатия (необходимо достичь благоприятных отношений с Византийской империей). Конечно, не исключено, что франки добрались до Грузии через Византию (как бывшие наемники василевса?), поскольку сухопутная дорога исключается в любом случае. Логично предположить, что франки уже были у царя Давида к началу кампании 1121 года. Нужно отметить, что франкские наемники из Антиохии, были всего несколькими годами ранее (1114 г.) у вдовы армянского князя Гох Васила. Франкские наемники были и у византийского доместика схол(это гвардейское подразделение) (1072-1073 гг.), армянина-халкидонита Филарета Варажнуни. Почему таким же небольшим (около сотни воинов или более) отрядом не мог располагать и царь Давид? Вероятность этого достаточно велика.

У нас нет данных о прямых контактах Грузии с княжеством Антиохийским или Эдесским графством, но именно канцлер Готье дает основание выдвинуть предположение, что переговоры между Антиохией и Грузией все-таки велись. Должность Готье как канцлера Антиохии была очень важной в княжестве (хотя и неизвестно был ли он канцлером в 1121 г.) для того, чтобы знать о внешнеполитических аспектах. Канцлер был осведомлен о ходе самой битвы, и даже приводит речь царя Давида обращенную к войску христиан перед самой битвой при Дидгори . Это говорит о том, что у Готье были свои информаторы из числа воинов, бывших при Дидгори, но, по-видимому, возвратившихся обратно в Антиохию. Следует отметить, что таких подробностей лишена хроника историка (XII в.) Давида Строителя, который достаточно кратко пишет о походе Ильгази в Грузии. У историка Давида нет ни деталей самого сражения, он даже не знает о присутствии франков при Дидгори, хотя ему известно, что в 1098-1099 гг. «вышли франки, взяли Иерусалим и Антиохию». Тот же историк сообщает нам, что под конец жизни царя Давида (1125 г.) под сенью его правления были собраны многие народы и среди них упоминает и франков.

Битва при Дидгори (высокогорная территория юго-западнее Тбилиси) произошла 12 августа 1121 г. (26 Джумада I 515 г.х.), и, вероятно, продолжалась в течение нескольких дней . Дидгорское сражение не раз являлось темой исследований грузинских ученых, однако все еще не до конца изучено. Надо отметить, что мусульманское войско превосходило войска христиан по численности.

О франках при Дидгори из всех средневековых авторов упоминают только двое - канцлер Готье и армянский хронист Матфей Эдесский, оба современники событий. Готье сообщает нам о 200 франкских воинах, которых Давид использовал в качестве ударной силы, расположив их впереди своих войск . Матфей Эдесский пишет о разнородном этническом составе грузинского войска, добавляя при этом «и франков сто» . Разница в сто человек, скорее всего, подразумевает, что в Дидгори отправилось сто рыцарей и столько же сержантов. Последних, по-видимому, Матфей Эдесский не учел, но их учел канцлер Готье, как человеком, осведомленным в данном вопросе. Трудно определить и сам статус этих франкских воинов, прибыли ли они в Грузию в качестве наемников или все же в качестве союзников. Канцлер Готье называет этих франков «milites Francigenas» . Анализ терминологии 2-й книги «Антиохийских войн» показал, что для Готье milites это не только конные воины-франки (отличные от простолюдинов, т.е. рыцари), но также и всадники мусульман, т.е. «воины» вообще. Царь Давид у Готье обращается к своим воинам именно как к Christi milites . Слова («воины Христовы») встречаем в речи князя Роже . Надо отметить, что Готье не называет воинов «наши» или «антиохийцы», если бы это были его соотечественники, он называет их «французами» (Francigenae), а чуть ниже уже именует этих воинов «франками» (Francorum).Термин «сержант» канцлер использует для характеристики вооруженных сил Ильгази: «militibus ac seruientibus» должны были защищать его владения от франков .

В сражении при Дидгори грузины одержали блестящую победу.(56 тыс против 100 тыс) Ильгази бежал с поля боя с горсткой всадников и, возможно, был ранен. Источники нам не донесли никаких известий о прямых контактах между государствами крестоносцев и Грузией в период, предшествовавший самой битве. Однако именно Антиохия представляла собой платформу для грузинско-франкских дипломатических отношений. В окрестностях Антиохии существовали монашеские центры, которые являлись очагами грузинской культуры и образованности. Самые известные из них - антиохийские монастыри Калипос, по соседству с Лаврой Св. Симеона Стилита , и Кастана на Черной горе . Грузинские монахи вполне могли выступить посредниками между государствами, как это было при Георгии-Лаше (1213-1223 гг.), когда папа Инокентий III отправил в Грузию письмо с просьбой оказать помощь крестоносцам (1213 г.). Тогда послание в Грузию папа направил именно в Антиохию, чтобы через тамошних грузин документ попал к адресату . Стоит отметить, что к описываемому времени грузинские монастыри Антиохии находились под юрисдикцией антиохийского патриархата, который с 1100 г. подпадает под прямое подчинение латинян , от чего связи между грузинскими и латинскими клириками только усиливаются. Характерно, что во время осады крестоносцами Антиохии (1098 г.) грузинские монахи Черной Горы посылали голодающим крестоносцам продовольствие . Таким образом, Антиохийское княжество играло достаточно важную роль посредника в политических контактах грузин и крестоносцев.

Битва при Дидгори привела к освобождению грузинами Тбилиси в 1122 г. Вскоре Давид перенес в Тбилиси столицу своего государства. Успехи царя Давида и грузин в борьбе против мусульман достаточно быстро стали известны западным христианам , и уже в 1130-1135 гг. Юг Сен-Викторский, один из самых выдающихся учителей в школах Парижа, давал курс лекций по мировой топографии и указал на существование Toflit’а, города на Кавказе, который, несомненно, и есть город Тбилиси . После успешных войн грузин в 1121-1122 гг. латиняне начинают расценивать Грузию как более менее достойную союзницу крестоносцев . За год до своей смерти в 1125 г. царь Давид освобождает столицу Армении - Ани, с близлежащими территориями.

Из всего сказанного,можно предположить,что франки были при Дидгори еще задолго до начала Дидгорской битвы.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments