Завоевание Пруссии Тевтонским орденом

После церковного раскола 1054 г., когда в христианстве оформились два направления: католическое и православное, в Западной Европе обострилась политическая ситуация. Римская церковь начала борьбу за приобретение независимости от императорской власти. Противостояние императора Священной Римской империи и римского папы было достаточно длительным и сложным, перевес оказывался то на одной, то на другой стороне. В целях достижения и закрепления своего превосходства и папа, и император использовали различные методы и способы. Главным, естественно, было привлечение на свою сторону местных князей и представителей разветвленной церковной структуры.

Казалось бы, в отсутствие централизованной монолитной светской власти император должен был бы легко уступить притязаниям на верховную власть в Европе римскому понтифику. Тем более что того поддерживало значительное количество светских князей. Однако папа не обладал какой-либо государственной властью, не имел развитой вооруженной системы и не всегда мог противостоять силовому давлению своего соперника в борьбе за власть. Император имел свои «рычаги» воздействия на церковную власть: ему принадлежало право инвеституры, то есть право назначения епископов на своей территории, светские феодалы участвовали в выборах папы.


Постепенно в недрах римской церкви возникла реформаторская струя, представители которой предприняли попытку не только внутренней стабилизации католицизма, но и политической эмансипации церкви. Центром этого движения стал бенедиктинский монастырь Клюни, который стремился вывести монастыри в Бургундии и Лотарингии из-под опеки местных епископов и переподчинить их себе. Клюнийцы стремились ввести более строгие правила для монахов, в том числе целибат — безбрачие, запрет симонии — покупку и продажу церковных должностей, устранение от выборов папы светских феодалов и т. д. Это движение позволило папе Григорию VII не только выйти из-под светской опеки, но и открыто высказать свои притязания на мировое господство. Реализацией же последней идеи и стала организация походов в «землю обетованную».

Организация крестовых походов «за освобождение Гроба Господня» требовала создания разветвленной системы обеспечения самих походов, боевых действий. Одним из звеньев этой системы стали духовно-рыцарские ордены, которые на первоначальном этапе своего существования исполняли вполне благотворительную роль по отношению к паломникам и крестоносцам. В их ведении находились госпитали и специальные больницы, в которых получали медицинскую и социальную помощь раненые и больные, воспитательные дома, приюты. Однако постепенно, по мере того, как орден получал признание папы, он превращался в боевую организацию, независимую по отношению к князьям и другим феодалам. Впрочем, орден мог проявлять известное неподчинение и папе, если тот в своих предписаниях церкви не упоминал конкретно тот или иной орден.

Родиной рыцарских орденов обычно считают Палестину, где в начале XII в. появились тамплиеры и иоанниты, в состав которых входили рыцари из разных стран Западной Европы. Третий крупнейший духовно-рыцарский орден — Тевтонский — возник в начале 90-х годов этого же века. Комплектовался он преимущественно германскими рыцарями. Точная дата образования этого ордена до сего времени является объектом дискуссий. Летописец Петр из Дусбурга сообщил, что в 1190 г. во время осады Аккона ряд высокопоставленных участников похода обратились к римскому императору Герману VI с просьбой, чтобы тот ходатайствовал перед папой римским об учреждении «рыцарского ордена братьев госпиталя Пресвятой Марии Тевтонского Иерусалимского дома». По прошествии многих веков можно говорить, что летописец практически не ошибся, потому что более поздние исследования говорят о дате основания 1191 г., используется временной интервал 1189—1191 гг.

Вначале Тевтонский орден занимал подчиненное положение по отношению к иоаннитам, которые не желали независимости германских рыцарей. Однако в 1198 г. папа Иннокентий III утвердил устав Тевтонского ордена, который с того момента и превратился в самостоятельную организацию. Действия папы были достаточно выверены. Имея в своем распоряжении духовно-рыцарские ордены, ощущая их поддержку, римская курия добилась успеха в споре с императором за инвеституру. Приобретение Тевтонским орденом самостоятельности стало весомым козырем Иннокентия III в борьбе с императором за сферы влияния. Папа добился гарантированной неприкосновенности церковных владений в Германии, стал сувереном значительных территорий в Европе: короли Скандинавии, Португалии, Арагонии и Англии, владыки Сербии и Болгарии признали ленную зависимость от него и платили ему большую дань, он вмешивался в государственные дела многих других стран. Конечно, все это не означает, что подобный успех папской власти был достигнут исключительно благодаря Тевтонскому ордену. Орден ведь только «становился на ноги», но становление шло быстро, силы его росли и поддержку папе (взаимную!) он оказывал.

Уже через десять лет Орден начинает процесс территориального приобретения. И. Фойгт сообщает, что произошло это при третьем великом магистре Германе фон Барте, предположительно в 1208 или 1209 г., когда Орден получил владения в Гессене. На приобретенных землях Орден создавал балеи или комтурства. Перечень балей достаточно обширен. Так, в Германии они были во Франконии, Эльзас-Бургундии, Лотарингии, Кобленце, Гессене, Тюрингии, Саксонии, Вестфалии, Бизене, Утрехте. Развитая сеть балей находилась в Австрии (Нейштадт, Фризах, Грац и др.), в Италии (в Апулии). Имелись владения Ордена (примерно до 1500 г.) в Греции. Интерес российского читателя вызовет так называемый балей Армения и Кипр. Под Арменией здесь понимается Киликийское армянское государство, находившееся в районе сегодняшней границы Турции и Сирии. Правители армянского государства достаточно щедро передавали свои города и крепости Тевтонскому ордену в качестве платы за военную помощь. Кроме того, в Святой Земле Орден владел Акконом (Акрой), Яффой, Аскалоном, Газой, Тиром, Триполи и т. д. Правда, с падением Аккона в 1291 г. эти владения в Святой Земле были утрачены. Наиболее значительными были, конечно, владения в юго-восточной Прибалтике, но это было несколько позже.

Большое количество земельных владений Ордена, особенно в Германии, было обосновано тем, что император Оттон IV не только постарался взять Орден под свое покровительство, но и разрешил свободным ленникам часть своего лена передавать или продавать Ордену. Подобная сеть владений позволила Ордену просуществовать много столетий, лавируя между различными политическими и религиозными группировками в Европе.

Наибольшие успехи в становлении ордена были достигнуты в период правления четвертого великого магистра Германа фон Зальцы. С его деятельностью исследователи связывают начало осуществления политической цели Тевтонского ордена: создание автономного орденского государства в Пруссии. И хотя поставленной перед собой цели Зальца не смог осуществить, в немецкой историографии заслуги великого магистра оцениваются конкретно и вполне высоко. Так, он окончательно добился равенства Тевтонского ордена с орденами тамплиеров и иоаннитов, «ввел Орден в Пруссию и Ливонию и тем положил начало его всемирно-исторической миссии». Опираясь на поддержку папы, великий магистр добился неограниченного права на приобретение земельных владений. Это происходило путем захвата земель и имущества язычников, основания деревень, строительства церквей, устройства кладбищ, а также взимания десятин в собственных владениях Ордена. Орден стал не только независимым от светской власти, но и получил автономию в католической церкви. Благодаря экономическим, политическим и церковным привилегиям, гарантиями которых выступал римский понтифик, небольшое рыцарское объединение, каким был Тевтонский орден в первые годы своего существования, быстро превратился в крупного феодального землевладельца, оказывающего существенное влияние на политическую жизнь Европы. Но Зальце оказывали поддержку и светские правители.

Профессор Кенигсбергского университета Эрих Каспар в историческом очерке о великом магистре был достаточно критичен, когда подчеркивал, что Зальца особое внимание уделял посреднической деятельности между папой и императором, так как находился в хороших отношениях с обоими. По мнению Каспара, эта деятельность превалировала даже над усилиями великого магистра в административной деятельности по руководству Орденом. Последние пятнадцать лет своей жизни, совпавшие с началом экспансии Тевтонского ордена в Пруссии, Зальца руководил им издалека (резиденция великого магистра находилась в Акконе): свидетельств посещения им Пруссии до сего времени не обнаружено.