Кубанские казаки в годы Великой Отечественной войны.


За эти бои Невенченко Константин Пантелеевич получил Орден Красного Знамени. Он также командовал сабельным эскадроном, который в конном строю форсировал реку Куму

Воспоминания Ивана Ивановича Сердцова Командира 1-го эскадрона 42-го гвардейского кавалерийского полка (10 гв.кд) о штурме села Отказное Ставропольского края, 8-10 января 1943 года.

«Успех наших войск в Сталинградской битве коренным образом изменил ход боевых действий и на Северном Кавказе. 3 января 1943 года войска Северной группы войск Закавказского фронта перешли в наступление по всему фронту. На правом крыле этой группы в суровых условиях Ногайских степей действовал 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус.
Под ударами казачьих частей и подразделений враг откатывался. Но, откатываясь, он яростно огрызался, цеплялся за каждый рубеж, за каждый населенный пункт. Проигрывая битву за Кавказ, он вымещал свою злобу на мирном населении, учиняя над ним зверскую расправу. Когда нами было освобождено село Кирово, мы обнаружили там колодец, который был набит трупами. Как оказалось, озверевшие фашисты заживо побросали туда женщин, стариков и детей еврейской национальности, которые были эвакуированы с Украины. Потрясенные чудовищным злодеянием, казаки обнажили головы и поклялись жестко отомстить ненавистному врагу.

Зима стояла на редкость суровой. Дул резкий порывистый ветер, и снежные вихри вместе с песком клубились над степью. Казаки, ломая сопротивление врага и преодолевая трудности непогоды, неудержимо шли вперед, приближаясь к родным кубанским просторам. Это воодушевляло их, согревало их сердца, служило дополнительным источником неудержимого наступательного порыва.

На рассвете 8 января части 10-й Кубанской дивизии подошли к правому берегу реки Кумы. За рекой раскинулось село Отказное, которым предстояло овладеть. Задача была трудной. Сама Кума являлась серьезной водной преградой. Быстрая и глубокая, она, несмотря на двадцатиградусные морозы, оказалась незамерзшей. Лишь вдоль берегов тянулись узкие кромки льда. Но главная трудность состояла не в этом. Кума была сильно укрепленным рубежом обороны немцев. По обеим сторонам реки тянулись линии укреплений – окопы, блиндажи, дзоты с соответствующей системой огня, ходами сообщений. Поэтому прорыв этого рубежа грозил стать затяжным и трудным делом.

42-й полк, в котором мне довелось командовать 1-м эскадроном укомплектованным казаками Курганинского района, действовал на левом фланге дивизии. Казаки дрались с крайним ожесточением, нередко переходя в рукопашную схватку. Когда казак Василий Иванович Сулименко ворвался в окоп, он ударами приклада автомата сразу уложил четверых фашистов, при этом приговаривал:
- Вот тебе за душегубство детей, а это тебе за твою звериную породу…
Действующий рядом казак Назар Акимович Ющенко вторил ему:
- А вот тебе за то, что ты фашистская собака!
Ющенко также уложил прикладом четверых гитлеровцев. Геройски и самоотверженно сражались младший сержант Харитон Карпович Дыхнач, старший сержант Александр Яковлевич Князев, командир пулеметного взвода лейтенант Николай Кириллович Симоненко. Из пулемета «Максим» он уничтожил не один десяток гитлеровцев. В этих схватках огнем и прикладом карабина подчас приходилось действовать отважной девушке санинструктору Ксении Кулибабиной.