kstk71 (kstk71) wrote,
kstk71
kstk71

"Некрасивая" сторона войны ч.3 Война- грязное дело

Даже если снабжение армии в лагере удавалось наладить, что происходило нечасто, солдат из-за скученности населения в лагере и неизбежной в этих условиях антисанитарии подстерегала ещё более грозная опасность. Сами воины, а также сопровождающие их лица, практически удваивавшие численность армии на стоянке, каждый день производили несколько тонн мусора и экскрементов в дополнение к навозу находившихся здесь же лошадей и мулов. Эти испражнения отравляли воду, проникали в пищу и создавали идеальную среду для размножения болезнетворных микробов.

Вещевые обозы армии кишели вшами — переносчиками сыпного тифа, а также крысами и блохами, переносившими чуму. Через постель, которую делили друг с другом несколько человек, а также одежду и вещи заражённых болезни перекидывались от одного человека на другого. Вместе с солдатами они преодолевали сотни миль пути и распространялись на огромные расстояния. Заболевшие солдаты передавали заразу сопровождавшим армию лицам, а также местным крестьянам. Мародёры, грабившие оставленные армией лагеря или раздевавшие трупы на поле боя, также становились жертвами эпидемий.


Известные нам цифры говорят сами за себя. В середине XVII века уровень смертности во французской армии в мирное время достигал 25% личного состава в год. Смертность гражданского населения при этом составляла 3–4% процента в год, а среди молодых мужчин между 17 и 26 годами эта цифра была ещё ниже.

Поразительно, но даже в мирное время среди солдат гарнизонной службы наблюдался значительно более высокий уровень смертности в сравнении с окружающим их гражданским населением. Так, между 1662 и 1674 годами шведские гарнизоны, размещённые в Прибалтике, имели уровень смертности 37,3 на 1000 человек, что по крайней мере вдвое превышало соответствующие показатели среди местных жителей. Столетие спустя картина не изменилась. На протяжении 1782–1793 годов небоевые потери трёх французских полков гарнизонной службы по-прежнему вдвое превышали смертность среди гражданских лиц. Среди офицеров французской береговой службы в 1803–1814 годах небоевые потери на 40% превышали смертность среди гражданских. В военное время переносимые солдатами болезни представляли главную угрозу для населения осаждённых городов. В Данциге за 11 месяцев осады города русскими и прусскими войсками с января по декабрь 1813 года погибла восьмая часть 40-тысячного городского населения. В Торгау с гражданским населением в 5 тысяч человек во время четырёхмесячной осады засвидетельствовано 678 смертельных случаев среди гражданских лиц. Во время шестимесячной осады Майенса от сыпного тифа умерли 17 тысяч солдат из 30-тысячного гарнизона и 2445 граждан из 24 500 населявших город лиц.

Эпидемии, неизбежные спутники войны, буквально выкашивали население целых провинций. Во время Тридцатилетней войны население Германии сократилось с 15 миллионов до приблизительно 10 миллионов человек, главным образом в результате эпидемии сыпного тифа и бубонной чумы.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments