Тактика гуситов и их противников. (Гуситские войны , 1419 - 1434 гг.).

Табориты создали общины, по примеру ранних христиан. Они имели общее имущество и проповедовали христианский аскетизм. У таборитов появилось новое грозное оружие — окованный железом тяжелый цеп, «молотило», один удар которого сбивал с коня рыцаря в полном вооружении. Этой же цели служили длинные копья с крюками, заимствованные у фландрских ополченцев. Обладали гуситы и огнестрельным оружием — бомбардами и аркебузами. Для неподвижной обороны и обороны на марше табориты применяли изобретенное ими сооружение из повозок — вагенбург. Низшей тактической единицей был «ваген» (повозка). В нее входило 10 человек, ездивших в одной повозке: 4 молотильщика, 1 ездовой и 5 пикинеров, лучников, арбалетчиков или аркебузиров.Войску гуситов предстояло противостоять рыцарским армиям, поэтому чтобы лучше понять цели тактических схем гуситов нужно немного сказать о тактике их противника, то есть рыцарского войска. Основу рыцарского войска и их основную ударную силу составляла тяжелая кавалерия, состоящая из плохо дисциплинированных феодалов. Она применяла тактику шока – удар по врагу на полном скаку.

Эта тактика была очень эффективной против пехоты, находящейся на ровной местности, кавалерия просто напросто рассевала пехоту. Пехота имела второстепенное значение. Следовательно, главной задачей тактики гуситов было противостояние вражеской кавалерии. Только согласованность и успех могли принести успех гуситам в борьбе с крестоносцами, которые были, по крайней мере, на начальном этапе лучше вооружены и подготовлены. Появилась новая тактика, которой соответствовал военный устав и вооружение. Походный боевой порядок гуситов, представлял из себя два внешних ряда повозок (боевых, артиллерийских, простых). Эней Сильвий Пиколомини говорит, что табориты образуют два фланга, в каждом два ряда повозок, внешние ряды длиннее. Передние и задние возы выступали из колонны и в случае опасности по команде гетмана, должны были свернуть в сторону, чтобы прикрыть колонну спереди и с тыла. Возы двигались на расстояние между собой, впереди шла конница в легких панцирях, которую называли готцами. Вслед за ними шел Жижка с помощниками, за ними мостари и починщики с топорами, досками и бревнами (мостари должны были оперативно чинить мосты, а починщики повозки), затем двигалась возовая колонна.

Эта колонна могла достигать длинны одного километра. Управление движением колонны осуществлялось с помощью флажков. В боевой повозке имелись специальные боевые щиты, которые устанавливались между повозками, рядом с повозками шли пешие войны. Хорошо организованная боевая колонна гуситов обладала, лучшей маневриностью по сравнению с рыцарским войском. В случае боевой тревоги колонна должна была организовать замкнутую фигуру из повозок – вагенбург. Для неподвижной обороны и для обороны на марше чехи широко использовали сооружение из повозок (вагенбург) специально подготовленных для похода и боя. Хотя использование вагенбургов засвидетельствовано многократно в разных странах и в разные времена (начиная с эпохи поздней Античности), в период Гуситских войн (1419-1437 гг.) они играли совершенно особую по важности роль и применялись для решения самостоятельных и совершенно новых в тактическом плане задач. Об использование вагенбургов нам сообщают письменные и изобразительные источники. Лаврентий из Брежевой, описывая победу Яна Жижки у Судомержиц пишет: «Начался бой, табориты окружили себя возами». Об использование повозок он также упоминает, описывая бой у Ледечем и Липниц «Однако крестьяне оградили себя со всех сторон повозками и стали стрелять в них из пушек и пращей, стрелами и камнями».
Вагенбург мог иметь разную форму в зависимости от ситуации. Как правило из повозок образовывалось две фигуры, одна большая внешняя и более маленькая внутренняя. Для установки вагенбурга использовалась местность наиболее выгодная для гуситов и наименее выгодная для их противника. Ян Жижка учил своих войнов действовать применительно к условиям местности, замечать и спользовать слабые стороны неприятеля. Возы скреплялись специально подготовленными цепями. Для возможности маневрировать между возами делались специальные проходы. Которые во время боя закрывались досками. Колеса, соединенных в круг возов, с наружной стороны закрывались особыми приспособлениями, а своевременно выпряженные лошадь отвадились в центр окруженного возами пространства. В середине построения. А также в промежутках между повозками помещались пушкари со своим тарасницами. Табориты часто устанавливали возовое укрепление на вершинах холмов и вообще в таких местах, где фланги и тыл были надежно защищены оврагами или водными преградами. Если имелось время, то крепость из повозок дополнительно укреплялась. Вокруг нее мог выкапываться ров, устраиваться вал либо анна могла дополнительно укрепляться бревнами. Лаврентий из Брежевой повествую о битве на Витковой Горе сообщает «все королевское войско было готово к тому, чтобы какая-нибудь его часть, в несколько тысяч человек, вышла для захвата того бревенчатого укрепления, которое было воздвигнуто капитаном Жижкой на горе близ места казни».

На повозках располагались повозочные войска и артиллерия. Каждая повозка имела свой экипаж в который входили арбалетчики, стрелки из огнестрельного оружия, цепники, войны с судлицами, алебардщики и конюхи ). Цепники, стрелки и войны с судлицами располагались на повозках, а алебардщики в промежутках между ними. Конница располагалась либо в лагере, либо у тыльного входа, либо вне лагеря. Приспособленные повозки и сооруженный из них вагенбург был практически неприступен для вражеской конницы. Кавалерия попросту не могла преодолеть преграду из повозок . Еще на подступах к такой крепости противник нес значительны потери от артиллерии и стрелков гуситов , так как их оружие пробивало рыцарские доспехи. Если рыцарям удавалось прорваться к повозкам их стремительный, но беспорядочный натиск разбивался о неприступное укрепление. Здесь их ожидали тяжелые боевые цепы, становившиеся в руках сильного и опытного война грозным оружием от которого не могли защитить самые лучшие рыцарские латы. Из-под возов их поражали выстрелы из огнестрельного оружия и арбалетов, удары копий. Зазевавшийся рыцарь в любой момент мог быть стянут с коня на землю под копыта лошадей или на вражескую повозку судлицами.

Результата атаки возового укрепления, как правило, не приходилось долго ждать. Потерявшие силу первого натиска и обескураженные неудачей и понесенными потерями рыцари отступали. Но тут по сигналу гетмана между возами, открывались заранее подготовленные проходы, и на спину отступающего врага обрушивалась конница таборитов. Расцепив повозки, гуситы имели возможность быстро начать преследования отступающего противника. О том, что гуситы преследовали отступающего от вагенбурга врага говорит и Лаврентий из Брежевой: «Многие не могли удержаться в таком смятении, падали с высоких скал и ломали себе при этом шеи; очень многие были также убиты преследовавшими их пражанами, так что за один час пало почти 300 человек; другие были выведены с поля битвы смертельно раненными». Если опасность была устранена, то возы снова выступали в обычном походном положении, увозя раненых и добычу. В любой момент повозки снова могли превратиться из средства передвижения в надежную защиту для «войнов божьих». В бою табориты стремились поразить самого рыцаря в рукопашной схватке в то время как основным объектом поражения фламандских пикенеров и английских лучников была лошадь.

Такой способ ведения полевых сражений, как показали последующие битвы, оказался достаточно удачным для войска гуситов. Но гуситы не только вели оборонительные сражения, но и сами атаковали противника. Об этом нам опять же позволяет говорить Лаврентий из Брежевой, который повествую о битве под Ледечем и Липницами, говорит «Табориты же, несмотря на то, что время было ночное, бросились вперед со своим оружием: пушками, пращами, вилами, клюками, цепами, и, производя шум цепами, пошли в атаку на неприятеля и с помощью божьей, после ожесточенной схватки, обратили его в бегство. Убив человек 20 неприятелей и выхватив у них из рук немалое количество копий и знамен, отмеченных красными крестами, они поспешно и мирно продолжали свой путь в Прагу, не встречая больше никакого сопротивления». Приэтом в данном случае атака производилась ночью. О том, что гуситы вели бой в наступление можно сделать вывод и на основании изобразительных источников. На изображении из немецкой рукописи 1450 года «Бой гуситов с крестоносцами» видно, что гуситы вне вагенбурга атакуют крестоносцев. В этой атаке гуситы идут в атаку прекрываясь большим щитом щтурмшильдом.

Гуситы вооружены привычным для себя оружием цепом, моргенштерном, алебардой. Определить гуситов на этой картине можно по изображению на щите гуся пьющего из чаши и по вооружению. По изображению из Йенского кодекса «Бой гуситов с крестоносцами» можно также понять, что гуситы производили атаки. На картине изображена кавалерия гуситов атакующая пехоту и кавалерию крестоносцев. Гуситов можно определить па изображению чаши на знамени, а крестоносцев по изображению креста. Эней Сильвий Пиколомини, очевидец событий, говорит, что в атаке гуситы старались охватить фланги противника, атакуя противниками повозками расположенными полукругом. Сблизившись с противником, гуситы открывали мощный артиллерийский огонь, которые наносил противнику серьезные потери. Когда гуситы замечали расстройство в рядах противника, которое внесла артиллерия они переходили в атаку и обращали врага в бегство.

Кроме полевых сражений гуситам также приходилось вести осады. При осаде гуситы использовали артиллерию, однако возможности средневековой артиллерии гуситов наглядно показала 163 дневная осада города, принадлежавшего Сигизмунду под названием Карлштейн. В силу отсутствия соответствующего опыта, не пытались концентрировать огонь максимального количества орудий на одном участке замковой стены, а напротив, стремились держать стены Карлштейна под обстрелом одновременно с разных сторон, а также накрывать его навесным огнем. Об использование артиллерии при осаде говорит Лаврентий из Брежевой «стреляя из большой пушки, которую они поставили в маленькой церкви на Травничке, проломи стену» . Исходя из этого можно сказать, что артиллерия могла принести нужный эффект при осаде крепостей. В конце главы можно сказать, что гуситы выработали тактику борьбы с рыцарским войском в наступательном и оборонительном бою, а также на походе. Если щвейцарцы для борьбы с рыцарской конницей умело использовали гористую местность, то гуситы придумали тактику, которая позволяла разбить рыцарей на равнине.