Современные мифы о рыцарях

Миф № 1. Рыцари были доблестными

Как раз доблестными рыцари были очень редко. Рыцари – это профессиональные военные, которые зарабатывали на жизнь сугубо военными действиями. Поэтому когда военных действий не было, они могли устроить их сами, периодически промышляя грабежами и разбоем.
Фактически, образ рыцаря был больше похож на современного гангстера, чем на доблестного героя.

Миф №2. У всех рыцарей были замки

Это все равно, что сказать, что у каждого человека есть свой особняк. Замки были только у весьма богатых и тех, кому повезло родиться в семье первым. Вторые, третьи и четвертые сыновья часто оказывались выброшенными на улицу строгими законами наследования. Они могли при этом собираться в группы и искать «лучшей жизни». И тут мы возвращаемся к первому пункту.

Миф № 3. Рыцарь был неповоротлив в доспехах

Рыцарский доспех – удобный “наряд”, потому что люди в нем воевали. Если бы доспех вызывал дискомфорт, его бы просто не использовали.

Этот миф очень хорошо развенчивают современные реконструкторы, которые занимаются историческим средневековым боем.

Полноконтактные бои в рыцарских доспехах ведутся несколько раундов подряд. В доспехах рыцари и бегают, и прыгают, в общем, оттачивают боевое мастерство на полную.

Миф № 4. Рыцарские доспехи весили по 80 килограмм

Средний вес рыцарского доспеха не превышал 25-30 килограмм, а 25 килограмм, равномерно распределенные по телу человека с хорошей физической подготовкой, — это совсем небольшой вес, который абсолютно не мешает двигаться.

Миф № 5. Рыцарские мечи весили по 20-30 килограмм.

Ответить на этот миф можно просто – возьмите гриф от штанги и попробуйте им помахать одной рукой. Получилось? Конечно же, нет. В средневековье люди были такой же силы, как и мы с вами, так что сравнить рыцаря можно с современным спецназовцем, — есть они сильные и выносливые, но уникальных физических способностей у них нет.

Средний вес одноручного меча редко превышал полтора килограмма, а двуручного, почти в рост человека – 4 килограмма (максимум – 5 килограмм), но это были единичные экземпляры. Меч — это оружие, и оно должно быть удобным, таким, чтобы им можно было долго вести бой и не уставать.

Миф № 6. За доблестный поступок обычному крестьянину могли дать рыцарское звание

Легенды о таком, конечно, ходят и, возможно, единичные случаи и имели место, но, в общем, это было нереально. Учитывая то, что на турнирах герольды могли часами спорить о родословной своего господина, придираться к каждой запятой и пытаться определить, кто родовитей, то ни о каких крестьянах и речь не могла идти. Рыцари были дворянами, и стать им можно было только по рождению. А крестьянин мог рассчитывать разве что на место пехотинца.

Миф № 7. Рыцари пели серенады своим дамам сердца и посвящали им стихи

Большинство рыцарей были необразованными, потому что с образованием в средневековой Европе было не очень хорошо. Конечно, они были умнее, чем средний крестьянин, даже умели читать (хотя не все), но до серенад и стихов им зачастую было далеко.

Имидж рыцаря в средневековье был далек от того безоблачного, светлого и доблестного воина света, которыми мы их представляем сейчас. Ведь даже свое прозвище – Львиное Сердце — Ричард I получил на самом деле не за храбрость, а за жестокость.

Большинство рыцарей были необразованными, потому что с образованием в средневековой Европе было не очень хорошо.

гоголевские лыцари
Уже около недели Тарас Бульба жил с сыновьями своими на Сечи. Остап и Андрий мало занимались военною школою. Сечь не любила затруднять себя военными упражнениями и терять время; юношество воспитывалось и образовывалось в ней одним опытом, в самом пылу битв, которые оттого были почти беспрерывны. Промежутки козаки почитали скучным занимать изучением какой-нибудь дисциплины, кроме разве стрельбы в цель да изредка конной скачки и гоньбы за зверем в степях и лугах; все прочее время отдавалось гульбе -- признаку широкого размета душевной воли. Вся Сечь представляла необыкновенное явление. Это было какое-то беспрерывное пиршество, бал, начавшийся шумно и потерявший конец свой. Некоторые занимались ремеслами, иные держали лавочки и торговали; но большая часть гуляла с утра до вечера, если в карманах звучала возможность и добытое добро не перешло еще в руки торгашей и шинкарей. Это общее пиршество имело в себе что-то околдовывающее. Оно не было сборищем бражников, напивавшихся с горя, но было просто бешеное разгулье веселости. Всякий приходящий сюда позабывал и бросал все, что дотоле его занимало. Он, можно сказать, плевал на свое прошедшее и беззаботно предавался воле и товариществу таких же, как сам, гуляк, не имевших ни родных, ни угла, ни семейства, кроме вольного неба и вечного пира души своей. Это производило ту бешеную веселость, которая не могла бы родиться ни из какого другого источника. Рассказы и болтовня среди собравшейся толпы, лениво отдыхавшей на земле, часто так были смешны и дышали такою силою живого рассказа, что нужно было иметь всю хладнокровную наружность запорожца, чтобы сохранять неподвижное выражение лица, не моргнув даже усом, -- резкая черта, которою отличается доныне от других братьев своих южный россиянин. Веселость была пьяна, шумна, но при всем том это не был черный кабак, где мрачно-искажающим весельем забывается человек; это был тесный круг школьных товарищей. Разница была только в том, что вместо сидения за указкой и пошлых толков учителя они производили набег на пяти тысячах коней; вместо луга, где играют в мяч, у них были неохраняемые, беспечные границы, в виду которых татарин выказывал быструю свою голову и неподвижно, сурово глядел турок в зеленой чалме своей. Разница та, что вместо насильной воли, соединившей их в школе, они сами собою кинули отцов и матерей и бежали из родительских домов; что здесь были те, у которых уже моталась около шеи веревка и которые вместо бледной смерти увидели жизнь -- и жизнь во всем разгуле; что здесь были те, которые, по благородному обычаю, не могли удержать в кармане своем копейки; что здесь были те, которые дотоле червонец считали богатством, у которых, по милости арендаторов-жидов, карманы можно было выворотить без всякого опасения что-нибудь выронить. Здесь были все бурсаки, не вытерпевшие академических лоз и не вынесшие из школы ни одной буквы; но вместе с ними здесь были и те, которые знали, что такое Гораций, Цицерон и Римская республика.
Конечно, если даже царские особы не знали грамоту, зачем рыцарям это ?