Батя русского десанта

«Не становись на пути советского десантника: ты рискуешь стать загадкой для хирурга», - говорил он, и его афоризмы разлетались по Воздушно-десантным войскам быстрее, чем подписанные им штабные приказы. Рисковый и фартовый, Василий Маргелов комбатом на финской войне взял в плен офицеров генштаба «нейтральной» Швеции, а на Великой Отечественной комдивом  форсировал Днепр и добивал врага в Венгрии. В ВДВ пришел после войны из пехоты, и первый в жизни прыжок с парашютом совершил в 40 лет. Затем прыгнул еще более 60 раз, крайний - в 65 лет.

Но не только за безусловное личное мужество почитают Василия Филипповича в «крылатой пехоте». Маргелов перевооружил ВДВ первоклассными техникой и оружием, а главное привил своим бойцам «десантный шовинизм». Прошедший афганскую и чеченские войны писатель Николай Иванов писал: «Под началом Маргелова ВДВ стали одними из самых мобильных в боевой структуре Вооруженных сил, престижных службой в них… Дух войск витал настолько высоко, что вся остальная Советская Армия зачислялась в разряд «соляры» и «шурупов». Именно при Маргелове на плакатах о «русской угрозе» американцы, немцы и прочие натовцы стали рисовать десантника в голубом берете.

Нам никогда не дождаться от наших врагов спокойного уважения. Нас могут или бояться, или - в годы нашей слабости — презирать. По мне, так лучше первое. В начале 80-х в «ленинской комнате» моей десантно-штурмовой роты висел плакат с маргеловскими словами: «Этих ребят в голубых беретах невозможно сломать, испугать морально и физически. Хоть мне и 68, но с ними я пойду куда угодно. За ночь мы вырежем пол-Румынии, за неделю захватим Европу». Это было странно читать тогда, в годы бесконечной «борьбы за мир». Но уже через полгода службы, все мы, мальчишки в голубых тельняшках, знали: будет приказ Родины —  захватим. Ведь недаром нам остался завет Маргелова: «Нам нужен мир и желательно весь».

В 2016-м после тяжелой болезни умер его сын — Герой России полковник ВДВ Александр Маргелов. В 90-е мы летали с ним вместе на войны — в Абхазию, Боснию, Чечню. Геройское звание Саша получил за десантирование внутри боевой машины десанта. Первым эту тогда неизведанную, опаснейшую задачу Маргелов-старший приказал выполнить собственному сыну. Я как-то спросил Александра: что отец сказал ему после приземления? Он ответил: «Да коротко сказал: «Спасибо, что не посрамил...»

В Днепропетровске на набережной стоит памятник ему. Если, конечно, свидомые не декоммунизировали.